Страна Советов FLBB.ru
08 Август 2020, 17:45:42 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Вам не пришло письмо с кодом активации?

Войти
Новости:
 
   Начало   Помощь Сегодня Написали Пользователи Войти Регистрация  
Страниц: [1]   Вниз
  Печать  
Автор Тема: Почему родившие на дому автоматически причисляются к потенциальным преступникам  (Прочитано 381 раз)
flbb.ru
Администратор
*****
Офлайн Офлайн

Сообщений: 13389


Просмотр профиля
« Первое сообщение: 06 Июнь 2018, 02:08:31 »

http://www.mk.ru/social/2015/06/15/pochemu-rodivshie-na-domu-avtomaticheski-prichislyayutsya-k-potencialnym-prestupnikam.html

Почему родившие на дому автоматически причисляются к потенциальным преступникам

Домашние роды: а был ли младенец?

15.06.2015 в 18:14, просмотров: 15504

Среди молодых родителей в Подмосковье — паника: здесь начались массовые допросы семей с новорожденными детьми. Правда, допрашивают не всех, а тех, кто родил дома. Как удалось выяснить «МК», всего следственными органами запланировано допросить 142 семьи из самых разных концов Московской области. Бесцеремонно, часто в вечернее время, без повесток и каких-либо других документов полицейские являются к новоиспеченным родителям. Все эти семьи почему-то посчитали причастными к делу о похищении младенца из больницы Дедовска прошлым летом — в качестве свидетелей...

Почему родившие  на дому автоматически причисляются  к потенциальным преступникам
фото: Из личного архива

Приверженцы домашних родов видят в таких действиях правоохранительных органов очередной «наезд». Их регулярно причисляют то к сектантам, то к неблагополучным.

Летом 2014 года из больницы в подмосковном Дедовске был похищен младенец. К поиску ребенка подключились добровольцы, был составлен фоторобот предполагаемой похитительницы. Однако мальчик-отказник (мама оставила его сразу после рождения) так и не был найден. И вот спустя год следственные органы в рамках уголовного дела о пропаже ребенка инициируют допросы семей с детьми до года, рожденными не в медицинских учреждениях.

фото: Наталия Губернаторова

В редакцию попал документ — специальное поручение следователя по особо важным делам Фролова. В нем сказано, что в рамках расследования дела о похищении младенца «следствием на причастность к совершенному преступлению проверяются лица, которыми для регистрации детей в органах ЗАГС Московской области предъявлены не документы из родильного дома, а заявления других лиц, которые присутствовали во время родов». В рамках этого расследования дано распоряжение посетить все семьи, где дети рождены не в роддоме. И «провести обследование жилищно-бытовых условий проживания». Перечень вопросов значительно шире обстоятельств похищения младенца в Дедовске. Например: «В связи с чем было принято решение о рождении ребенка не в условиях роддома? Кто присутствовал при родах?» Кроме того, согласно распоряжению, оперативникам необходимо опросить соседей и обязательно сфотографировать маму с ребенком.

Справка «МК». Чтобы получить свидетельство о рождении на малыша, рожденного дома, в загс нужно предъявить либо медицинский документ, так называемую справку о живности (т.е. о том, что ребенок жив. — «МК»), либо свидетеля домашних родов.

— Все эти допросы нам показались очень странными и оскорбительными, — говорит сотрудник МОО «МАМА» Екатерина Перхова. Екатерина сама родила всех своих четверых детей дома. — Тому похищенному младенцу сейчас должно быть около года, правильно? Зачем же допрашивать семьи, в которых детям по два-три месяца? И потом — к чему эти вопросы: про зарплату отца, жилищные условия, фотографии младенцев... Все это очень похоже на сбор сведений о нас, рожавших дома.

На детско-родительских форумах (сообщество рожающих дома — очень активное и крепкое) тема допросов тут же стала самой обсуждаемой и горячей. Тем более что случаев общения с полицией становится все больше. Вести прилетают из самых разных концов Подмосковья.

— Полиция приезжала по месту прописки, — рассказала «МК» Елена Василькова из Чехова. — Там проживают наши родители, которые даже не знали, что мы рожали дома. Перепуганная свекровь тут же, прямо в присутствии полицейских, позвонила мне. Трубку взяла следователь — стала спрашивать, где и как мы рожали, кто акушерка и т.д. Я сперва растерялась и начала говорить, что у меня есть обменная карта, есть справка неонатолога, которого мы вызывали сразу после родов, назвала клинику, где наблюдались. Одним словом, начала оправдываться… В результате полицейские уехали, не оставив никаких своих данных.

К жительнице Дубны Нине Калашниковой полицейские пришли домой вечером 22 мая, около десяти вечера.

— Нам тут же на месте, без повестки и каких-либо еще документов, предложено было провести опрос, — рассказала Нина. — Давайте, типа, мирно и полюбовно пообщаемся здесь дома, а то, мол, будут проблемы с опекой. Сотрудник поинтересовался фамилией акушерки, с которой я рожала. Потом дал нам заполнить акт о состоянии квартиры — там были вопросы о зарплате мужа, метраже и т.д. Потом попросил разрешения сфотографировать меня с ребенком. Я отказалась. Тогда он стал повышать голос и требовать, чтобы я в протоколе написала причину отказа от фото. Беседа длилась около 1,5 часа. Конкретно по Дедовску нас ничего не спрашивали. Копии нашего допроса нам не оставили, я потом только узнала, что сделать это полиция обязана.

А многодетную маму из подмосковных Электроуглей следователи в сопровождении сотрудниц органов опеки поджидали майским вечером прямо у подъезда. Отец семейства Филипп написал:

«Во время допроса моей жены «по делу похищенного мальчика» дознавательницы комиссии по делам несовершеннолетних Электроуглинского отделения полиции неоднократно просили пустить их в нашу квартиру, чтобы обследовать наши жилищные условия. Моя жена ответила на все вопросы полицейских, но домой их пускать отказалась. Тогда ей вручили повестку на допрос — на нее и на меня. Также инспекторши опросили всех наших соседей. Действительно жена 9 месяцев была беременна? Часто ли мы ругаемся? Есть ли у нас деньги?»

Подобных тревожных сообщений от родителей в адрес МОО «МАМА» в последние пару недель пришло много.

— Но ведь никто из этих людей никоим образом не нарушил закон, — недоумевает Екатерина Перхова. — В Федеральном законе 323 «Об оказании медицинской помощи» написано, что эта помощь получается добровольно, а не принудительно. И любой человек вправе от нее отказаться.

«Да, такое распоряжение о допросе 142 семей действительно есть, — подтвердил «МК» майор юстиции Дмитрий Фролов. — Следствие заинтересовал факт регистрации детей не по медицинским документам, а только лишь по показанию свидетеля, якобы присутствовавшего на родах. Мы предполагаем, что такой способ использовали преступники, похитившие младенца, чтобы его легализовать. Что касается всех остальных вопросов, касающихся аспектов социального статуса и прочих, — то они тоже очень важны для скорейшего раскрытия преступления. Больше информации предоставить не имею права — в интересах следствия».

■ ■ ■

У сторонников домашних родов постоянно случаются проблемы с представителями государства. Как правило, они возникают сразу же, когда надо идти в загс и регистрировать малыша.

Согласно закону женщина имеет право рожать где угодно — дома, в больнице или еще где-то. Некоторые семьи (примерно 1%) выбирают домашние роды. Однако акушеров, имеющих лицензию на практику вне стационара, нет — подобного рода деятельность у нас не лицензируется. Так что акушерки, принимающие сегодня роды на дому, даже с медицинским образованием и опытом работы, делают это на свой страх и риск. Естественно, выдать справки для регистрации младенца они не вправе.

— Что мы только не делали — и собирали подписи под письмом президенту, и встречались с главным акушером-гинекологом Москвы, но так и не решили вопрос, — вздыхает Екатерина Перхова. — К слову, в США, Великобритании, Германии и Нидерландах частные акушерские службы успешно существуют и обеспечивают женщинам возможность выбора. А в 2010 году гражданка Венгрии Анна Терновски обратилась в Европейский суд по правам человека, обвинив свое правительство в том, что они лишают ее возможности выбора, где рожать, и тем самым вмешиваемся в ее частную жизнь. Суд она выиграла, и в Венгрии практика акушерок вне стационара стала легальной. На той же основе Страсбургский суд уже удовлетворил жалобу против Чехии, Болгарии и Хорватии; в настоящий момент подан иск от родителей Литвы.

У нас же в России пока до легализации далеко. Отсюда и проблемы с регистраций младенцев, рожденных вне роддома. В настоящее время регистрация таких детей проходит так: один из родителей идет в загс в сопровождении свидетеля, присутствовавшего на родах, или приносит справку от врача, который осмотрел ребенка и маму после родов, и получает свидетельство. По закону этого достаточно, чтобы официально стать отцом и матерью.

— Но, как показывает практика, мало кто из сотрудников загсов знает закон, — рассказывает правовой консультант, юрист Руслан Трофимов. — И они начинают требовать с родителей дополнительные справки — от педиатра, от гинеколога, из роддома. Врачи же выдают бумажки домородящим очень неохотно. То есть в первые дни после родов люди вынуждены бегать по врачам, а не заниматься своим новорожденным…

Но часто и после получения свидетельства о рождении в загсе домородящих продолжают трясти всевозможные инстанции. Из самых разных уголков России поступают жалобы от таких родителей, что их вызывают на допросы, вносят в списки неблагополучных, сектантов и пр.

 
фото: Из личного архива
Екатерина Перхова с детьми и мужем.

■ ■ ■

Лилия Шурупова родила своего четвертого ребенка дома. Семья живет в небольшой деревне в Курганской области. Роды прошли хорошо, принимал их отец, врач консультировал по телефону. Лилия не стала вызывать врачей и показывать им ребенка. Но через три дня врачи из районной больницы пожаловали сами.

— Приехали педиатр, акушерка и врач из районной Уксянской больницы, — рассказывает Лилия. — Муж в тот день как раз уехал регистрировать сына. Они осмотрели малыша, сказали, что не нашли ничего настораживающего, но вежливо предложили съездить в больницу в Далматово «только на осмотр».

В больнице же маме в приказном тоне велели переодеться в больничную одежу и определили место в палате. Пока ее водили по кабинетам (УЗИ, гинеколог), сына осмотрел врач-неонатолог, вколол ему несколько препаратов и также определил в стационар.

— Меня спрашивали, почему я рожала дома, почему не встала на учет в ЖК, почему не вызвала скорую помощь после родов и т.д. Я терпеливо отвечала на все вопросы. А потом неонатолог сообщила мне, что у малыша выявлены серьезные отклонения, и она оставляет моего сына здесь. Вскоре приехал муж. В загсе ему отказали в оформлении свидетельства о рождении. В это же время пришли сотрудник полиции и представитель службы опеки, которые начали допрос по новой. На просьбу показать ребенка и отдать его врачи сказали, что они малыша могут передать только законным представителям, а мы с мужем ими не являемся. Потом пришли врачи и сказали, что отправляют ребенка в областную больницу в Курган, «потому что из-за домашних родов у него может развиться сепсис». Чтобы поехать с сыном, мне надо было в течение 30 минут найти сменную одежду, тапочки, сделать флюорографию и купить памперсы. Пришлось бежать к родственникам на другой конец города. И только в машине «скорой помощи» мне разрешили взять сына на руки и покормить его...

Лилию с сыном держали в больнице до тех пор, пока отец не получил-таки свидетельство о рождении. Все эти дни врачи делали все, что считали нужным, — уколы, анализы, лечение антибиотиками, капельницы — не спрашивая согласия матери. Также к маме приходили психологи, инспектор по делам несовершеннолетних, врачи и многие другие.

— Меня все строго спрашивали, почему не вставала на учет, не состою ли я в какой-то секте, почему дома рожала и т.д. Они вкололи сыну ударную дозу препарата, превышающую норму в два раза (так указано в инструкции). На все мои возражения ответ был один: вы не законный представитель, будете сопротивляться — не получите свидетельство о рождении.

Когда папа добыл-таки заветный документ, тут же забрал из больницы жену с сыном, подписав отказ от госпитализации. Но дома отдохнуть им не удалось. Оказалось, что психологи сообщили в сельскую инспекцию по делам несовершеннолетних. Многодетную семью внесли в список социально неблагонадежных и замучили проверками. Приходили к ним домой, все время следили, где они находятся, помыта ли посуда, какая еда в холодильнике, звонили в школы и садики…

— Мы отчитывались о своем местоположении, как будто преступники под домашним арестом, — вспоминает Лилия.

В итоге за домашние роды комиссия по делам несовершеннолетних признала многодетную мать Лилию Шурупову виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 5.35 КоАП РФ («Ненадлежащее исполнение родительских прав»), и вынесла ей наказание в виде предупреждения. Это решение Шуруповым пришлось оспаривать в суде. Дело они выиграли.

Получается, что, хотя по закону никто не может запретить женщине выбирать место рождения ребенка, на деле происходит совсем другое. Медики выполняют свой долг слишком уж непримиримо — с угрозами, громкими разборками на всю округу, привлечением органов опеки и попечительства и пр. Получается какая-то карательная медицина.

Как утверждают сотрудники МОО «МАМА», просьбы о помощи в подобных ситуациях поступают к ним минимум раз в две недели.

— Все проблемы семей начинаются в тот момент, когда загсы небольших городов РФ отказываются регистрировать рожденных дома детей по показанию свидетеля. Родители вызывают педиатра из ближайшей поликлиники, чтобы получить так называемую справку о живности, а вместо справки получают проверку сотрудников социальных служб. Дальше под предлогом защиты от родителей, отказавшихся от госпитализации в родах, ребенка отбирают и помещают в больницу из-за подозрения на бронхит/патологическую желтуху/сепсис из-за домашних родов. При этом родители не могут контролировать применяемые препараты и вмешательства, поскольку без свидетельства о рождении на руках они своему родному малышу никто и прав никаких не имеют.

СПРАВКА "МК"

Согласно ФЗ №323 (ст. 20, 21, 22 и 6) каждый гражданин имеет право на отказ от госпитализации; имеет право на выбор врача и медицинского учреждения вне зависимости от организационно-правовой формы; имеет право на полный или частичный отказ от лечения; имеет право на отказ от обследования и от любых форм медицинского вмешательства; на уважительное и гуманное отношение со стороны медицинских работников и иных работников медицинской организации.

■ ■ ■

Конечно, у каждой медали две стороны, и самостоятельность домашних рожениц может быть опасной — для них самих и для младенцев. Во время домашних родов может произойти все что угодно: не раскрылись легкие у младенца, у женщины началось сильное кровотечение, есть еще тазовое предлежание, обвитие пуповины, родовые травмы и многое другое. В стационаре, где есть необходимое оборудование, все это можно преодолеть. И осмотр новорожденного ребенка специалистом-неонатологом — жизненная необходимость, а не прихоть.

Случаев, когда домашние роды оборачиваются трагедией, немало.

Вот одна из историй: «У нас ребенок родился мертвым. Рожали дома с акушеркой Юлией (директором родительской школы). Роды начались стремительно, отошли воды. Схватки продолжились, не сбавляя силы, в течение пяти часов. За это время произошло полное раскрытие, боль закончилась, мы пошли в ванную. Там я очень легко, за несколько потуг, родила. Наш малыш не дышал. Его трясли, обливали, делали искусственное дыхание — все тщетно. Юля говорила, что этого не может быть, что все шло хорошо, что скорее всего у него пороки в развитии.

Мы вызвали «скорую», Юля уже уехала, сказав, что ее имя не может фигурировать в родах, так как она работает акушером в роддоме. Экспертиза показала, что наш ребенок был совершенно здоров, без патологий в развитии, причина смерти — гипоксия плода. Оказывается, роды у меня были стремительными. И гипоксия плода — довольно частое последствие такого течения родов. Введение специальных препаратов спасло бы жизнь нашему малышу! Всю жизнь я буду жить с чувством вины, как я могла довериться непрофессионалам...»

Нередки случаи, когда из-за неправильного ведения родов дети остаются инвалидами: «С 17 ноября 2001 г. в течение трех суток у меня шли схватки, но шейка матки не раскрывалась. Акушерки приезжали к нам домой, осматривали меня и говорили, что это не роды, а только предвестники... В итоге, когда родилась головка малыша, из его ротика и носика хлынул меконий. Было и тугое обвитие пуповиной. Ребенок родился синий, недышащий, без единого рефлекса. Акушерка в течение 20 минут пыталась его реанимировать. Мы с мужем решили вызвать «скорую», хотя акушерки убеждали, что это необязательно, и он «раздышится»! Ребенка поместили под ИВЛ и в кувез и диагностировали сильнейшую аспирационную пневмонию, отек мозга. Позже нам были поставлены страшные диагнозы — гипотетически-ишемическое поражение ЦНС 3-й ст., вторичная развивающаяся микроцефалия, кистозная энцефаломоляция (как следствие кровоизлияний, полученных в родах), грубая ЗПР. В 6 месяцев у ребенка началась ко всем диагнозам еще и эпилепсия. На данный момент ребенок лежачий инвалид с тяжелой формой ДЦП, не умеющий ни передвигаться, ни сидеть, ни обслуживать себя, ни говорить.

За время жизни ребенка пройдены сотни врачей-специалистов высшего класса. Сделано большое количество обследований, в результате которых, учитывая факторы родов и динамику поведения-развития ребенка, можно сделать вывод, что причина того, что ребенок стал инвалидом детства, исключительно в неправильной технике родов».

— Мы регулярно сталкиваемся с ситуациями, когда к нам в больницу привозят женщин после таких вот домашних родов с «духовными» акушерками, — рассказала «МК» главный врач роддома при Боткинской больнице Елена Семейкина. — Кстати, эти акушерки испаряются сразу, как начинаются проблемы у роженицы. Они просто сбегают. Бывает, что женщины попадают в реанимацию. Слава богу, прошли те времена, когда рожали в стоге сена. Сейчас есть огромное количество родильных домов, где практикуют естественные роды, такие же, как дома, но под присмотром и в безопасности. В нашем роддоме ежегодно рожает около 4,5 тысячи женщин, из них только 30–35% — без осложнений. Но в условиях больницы женщины даже и не догадываются, что у них были осложнения, потому что все они вовремя замечены и ликвидированы. Не понимаю, как женщины и ее родственники могут доверять каким бы то ни было акушеркам, когда даже самый опытный врач в домашних условиях не всегда может оказать необходимую помощь.



Заголовок в газете: Домашние роды: а был ли младенец?
Опубликован в газете "Московский комсомолец" №26834 от 16 июня 2015

Записан

Напишите мне  -- ЛС -- ВК --  Интересное о раскруте форума
Страниц: [1]   Вверх
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Powered by SMF 1.1.21 | SMF © 2015, Simple Machines
 
Valid XHTML 1.0! Valid CSS!