Страна Советов FLBB.ru
11 Декабрь 2018, 10:03:31 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Вам не пришло письмо с кодом активации?

Войти
Новости:
 
   Начало   Помощь Сегодня Написали Пользователи Войти Регистрация  
Страниц: [1]   Вниз
  Печать  
Автор Тема: Дело №2-389/16 Признание договора дарения ничтожной сделкой и его отмена  (Прочитано 79 раз)
flbb.ru
Администратор
*****
Онлайн Онлайн

Сообщений: 9692


Просмотр профиля
« Первое сообщение: 28 Август 2018, 14:45:31 »

Решение № 2-389/2016 2-389/2016(2-5773/2015;)~М-5099/2015 2-5773/2015 М-5099/2015 от 13 апреля 2016 г. по делу № 2-389/2016

Советский районный суд г. Владикавказа (Республика Северная Осетия-Алания) - Гражданское
Суть спора: 2.178 - Прочие исковые дела -> прочие (прочие исковые дела)

Дело №2-389/16

 

Р Е Ш Е Н И Е


Именем Российской Федерации

г. Владикавказ 13.04.2016 г.

Советский районный суд г. Владикавказа РСО-Алания в составе:

председательствующего судьи Гагиева А.Т.,

при секретаре Нарикаевой Э.С.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Караева В.Д. к Караеву А.В., третьему лицу - Управлению Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по РСО-Алания, о признании недействительным договора дарения и применении последствий недействительности ничтожной сделки,
 

у с т а н о в и л:


... Караев В.Д. обратился в суд с иском к Караеву А.В., третьему лицу - Управлению Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по РСО-Алания (далее Управление Росреестра по РСО-Алания), в соответствии с которым просил: признать недействительным договор дарения, заключенный ... в отношении недвижимого имущества, состоящего из 1 / 2 доли в праве общей долевой собственности на жилой дом, находящийся по адресу: <адрес>; признать недействительной государственную регистрацию права от ... (запись регистрации №) доля в праве 1 / 2 о праве собственности Караева А.В. на указанный жилой дом; восстановить право собственности Караева В.Д. на 1 / 2 долю в указанном жилом доме.

Впоследствии, Караев В.Д. дополнил и уточнил свое исковое заявление и просил суд признать недействительным договор дарения от ..., заключенный от имени Караева В.Д. с Караевым А.В. в отношении недвижимого имущества - 1/2 доли в праве общей долевой собственности на жилой дом, находящийся по адресу: <адрес>; применить последствия недействительности ничтожной сделки - договора дарения от ..., заключенного от имени Караева В.Д. с Караевым А.В. в отношении недвижимого имущества - 1/2 доли в праве общей долевой собственности на указанный жилой дом: погасить (прекратить) в ЕГРП запись о государственной регистрации права собственности за Караевым А.В. в отношении недвижимого имущества - 1/2 доли в праве общей долевой собственности на указанный жилой дом; восстановить в ЕГРП запись о государственной регистрации права собственности за Караевым В.Д. право собственности в отношении недвижимого имущества - 1/2 доли в праве общей долевой собственности на указанный жилой дом.

Свой иск Караев В.Д. обосновал следующим образом. Караеву В.Д. на праве личной собственности принадлежит 1/2 доля в домовладении, расположенном по адресу: <адрес> оставшаяся после смерти его мамы ФИО5, умершей ... При этом собственником другой 1/2 доли указанного жилого дома является его родная сестра - ФИО6 Караев В.Д. решил оформить свою долю на своих детей, которых у него <данные изъяты>. Однако после обращения в январе 2015 г. в Управление Росреестра по РСО-Алания Караеву В.Д. становится известно о том, что ... он якобы свою 1/2 долю жилого дома подарил своему сыну Караеву А.В., при этом он не мог подарить свою долю в доме только сыну, т.к. у него имеются еще <данные изъяты> детей. В связи с этим Караев В.Д. обратился к своему сыну - Караеву А.В. в целях добровольного разрешения вопроса об отмене договора дарения и оформлении доли Караева В.Д. в жилом доме на всех детей. Однако Караев А.В. отказался ему в этом и пояснил, что жилой дом принадлежит ему и делить этот дом он ни с кем не собирается. После этого Караев В.Д. получил копию договора дарения от ..., из которого стало видно, что подпись в договоре дарения ему не принадлежит. При этом Караев В.Д. никогда не ходил в Регистрационную палату и не подписывал никаких документов, поэтому договор дарения не может быть подлинным. Кроме того, указанный дом является единственным жильем Караева В.Д. и членов его семьи - жены и дочери, в связи с чем, он сам по своей воле не мог бы лишить себя жилища. Караев В.Д. объяснил возникшую ситуации тем, что он часто употребляет спиртные напитки, и бывает в состоянии запоя, в связи с чем, его сын Караев А.В. мог воспользоваться его состоянием, и в этот момент составить договор дарения. Таким образом, Караев В.Д. не подписывал договор дарения от ..., заключенный от имени Караева В.В. с Караевым А.В. в отношении недвижимого имущества - 1/2 доли в праве общей долевой собственности на указанный жилой дом, следовательно, данный договор дарения от ... не соответствует воле Караева В.Д., так как данный договор он не заключал и не подписывал, а значит, этот договор не соответствует требованиям закона, является ничтожным в силу ст. 168 ГК РФ. До настоящего времени фактически объект недвижимого имущества в виде 1/2 доли в праве общей долевой собственности на жилой дом, находящийся по адресу: <адрес>, от Караева В.Д. во владение Караева А.В. не передавался и не поступал и продолжает находиться в фактическом владении у Караева В.Д., который владеет и пользуется указанным недвижимым имуществом как своим собственным имуществом, в том числе несет бремя его содержания. Таким образом, указанный договор дарения от ..., заключенный от имени Караева В.Д. с Караевым А.В., не был фактически исполнен. Поэтому следует признать недействительным договор дарения от ..., заключенный от имени Караева В.Д. с Караевым А.В. в отношении 1/2 доли в праве общей долевой собственности на указанный жилой дом, при этом упомянутая сделка недействительна с момента ее совершения в силу ст. 167 ГК РФ и не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью. Договор дарения от ... является ничтожной сделкой, при этом указанный объект недвижимого имущества отсутствует в фактическом владении ответчика Караева А.В., в связи с чем, отсутствуют основания для применения последствий недействительности указанной сделки (договора дарения от ...), в виде возложения на Караева А.В. обязанности передать указанный объект недвижимого имущества во владение Караева В.Д. Поэтому недействительность указанной сделки (договора дарения от ...), влечет лишь юридические последствия, связанные с ее недействительностью, в частности, в виде применения последствий недействительности данной сделки (договора дарения от ...), путем погашения (прекращения) в ЕГРП записи о государственной регистрации права собственности за Караевым А.В. в отношении указанного объекта недвижимого имущества, а также восстановления в ЕГРП записи о государственной регистрации права собственности Караева В.Д. в отношении упомянутого объекта недвижимого имущества. Свои исковые требования Караев В.Д. обосновал, в частности, ссылками на ст. 153, ч. 2 ст. 154, ст. 166, ст. 167, ст. 168, ст. 572 ГК РФ.

Истец Караев В.Д. в судебном заседании свои исковые требования поддержал и просил удовлетворить их по доводам и основаниям, изложенным в самом исковом заявлении, а также в дополнении к нему. При этом Караев В.Д. также дополнительно пояснил, что он ... оформил завещание, удостоверенное нотариально, на Караева А.В., однако затем отменил его после того как узнал, что Караев А.В. незаконно переоформил на себя его недвижимость по договору дарения.

В судебном заседании представитель истца Караева В.Д. - Кушнир С.В., действующий на основании надлежащим образом оформленной доверенности, заявленные исковые требования Караева В.Д. поддержал и просили удовлетворить их по доводам и основаниям, изложенным в самом исковом заявлении. При этом он также дополнительно пояснил, что Караев В.Д. договор дарения от ... не подписывал, что подтверждается выводами судебно-почерковедческой экспертизы от ... №, полученной в рамках другого гражданского дела №, рассмотренного с участием тех же самых сторон - Караева В.Д. и Караева А.В. Указанная судебная экспертиза была проведена в соответствии с требованиями действующего законодательства и является обоснованной, а также может быть использована в качестве допустимого доказательства по данному гражданскому делу. Кроме того, расшифровка подписи Караева В.Д. в договоре дарения от ... была выполнена не Караевым В.Д., а самим ответчиком Караевым А.В. Более того, после совершения указанной сделки, участия в которой Караев В.Д. не принимал, указанный объект недвижимого имущества по-прежнему находится во владении Караева В.Д., который продолжил нести бремя содержания данного имущества, оплачивал коммунальные услуги, производил ежегодные косметические ремонты в указанном доме в календарный период с 2011 г. по 2016 г., а в свою очередь ответчик Караев А.В. в свои права владения и пользования упомянутым жилым домом никогда не вступал, а также после регистрации за ним права собственности не стал нести бремя содержания данного недвижимого имущества. Сроки исковой давности на подачу Караевым В.Д. искового заявления не истекли ввиду того, что Караев В.Д. не принимал участия в заключении договора дарения от ..., и поэтому в силу действующего законодательства сроки исковой давности в данном случае начинают своё исчисление с момента, когда истец Караев В.Д. узнал о своем нарушенном праве собственности, т.е. с ... по следующим причинам. До настоящего времени спорный объект недвижимого имущества от Караева В.Д. во владение Караева А.В. не передавался и не поступал, и продолжает находиться в фактическом владении Караева В.Д., который владеет и пользуется указанным недвижимым имуществом как своим собственным имуществом, в том числе несет бремя его содержания (ст. 210 ГК РФ). При этом после оформления договора дарения от ... и его последующей государственной регистрации в Управлении Росреестра по РСО-Алания, произведенной ..., в жизни Караева В.Д. не наступили какие-либо изменения, свидетельствующие об утрате им права собственности в отношении 1/2 доли в праве общей долевой собственности на указанный жилой дом на основании упомянутой сделки. Караев В.Д. впервые узнал о прекращении своего права собственности на указанный объект недвижимого имущества после получения им выписки из ЕГРП от ..., согласно которой собственником жилого дома, расположенного по адресу: <адрес>, являются: ФИО6 (1/2 доля в праве общей долевой собственности) с ... и Караев А.В. (1/2 доля в праве общей долевой собственности) с ... Со своим иском Караев В.Д. обратился в суд ..., т.е. в пределах 3-х годичного срока исковой давности, подлежащего исчислению с ....

Ответчик Караев А.В. исковые требования Караева В.Д. не признал и просил отказать в их удовлетворении ввиду необоснованности и пропуска срока исковой давности. Дополнительно он также пояснил, что в августе 2011 г. ему позвонил его отец Караев В.Д. и захотел с ним встретиться в Управлении Росреестра по РСО-Алания, расположенной на <адрес>. Караев В.Д. приехал с их зятем ФИО9, при этом они все зашли и сдали документы. Караев В.Д. пояснил, что по договору дарения все переходит к нему, в связи с чем, ранее было даже составлено завещание. Как пояснил ему Караев В.Д. он является его единственным наследником, и поэтому хочет все оформить на него. Текст договора дарения составила сотрудница Управления Росреестра по РСО-Алания ФИО10 В договоре дарения от ... он вместо Караева В.Д. написал рукописный текст в виде расшифровки подписи "Караев В.Д.", так как Караев В.Д. без очков ничего не видел, а уже саму подпись в договоре дарения поставил лично Караев В.Д., при этом подписание документов происходило в присутствии ФИО17 После заключения договора дарения от ..., он заключил устное соглашение со своим отцом Караевым В.Д., согласно которому Караев В.Д. с его разрешения продолжил проживать в указанном жилом доме и продолжил вместо нового собственника оплачивать коммунальные услуги.

Представитель ответчика Караева А.В. - Бадзиева М.М., действующая на основании надлежащим образом оформленной доверенности, в суде иск Караева В.Д. также не признала и просила отказать в его удовлетворении по следующим основаниям. Заключение ООО <данные изъяты> № от ..., приобщенное к материалам настоящего дела из другого гражданского дела №, не может рассматриваться в силу ст. 67 и ст. 86 ГПК РФ в качестве достоверного доказательства, отвечающего требованиям относимости и допустимости по следующим причинам. Выводы экспертизы носят вероятностный характер, не позволяющие достоверно установить принадлежность подписи в исследованных документах истцу Караеву В.Д. Кроме того, содержание заключения эксперта вызывает сомнение в его правильности и обоснованности, так как экспериментальные образцы почерка и подписи Караева В.Д. в нарушение традиционной методике проведения почерковедческой экспертизы (Винберг Л.А., Шванкова М.В. "Почерковедческая экспертиза", Волгоград, ВСШ МВД СССР, 1977 г.) были представлены на двух листах бумаги формата А4, что является недостаточным для того, чтобы в них отобразились идентификационные признаки, необходимые для сравнительного исследования. При этом заключение эксперта не содержит описания процесса и условий, при которых были получены экспериментальные образцы почерка Караева В.Д. Так, при отборе экспериментальных образцов почерка Караева В.Д. не было обеспечено присутствие специалиста или эксперта, в результате чего не могли быть созданы специальные условия, устраняющие риски умышленного искажения почерка, а именно: темп письма, поза исполнения письма, положение бумаги, пользование очками и т. д. поэтому отобранные экспериментальные образцы не могут отличаться высоким качеством, обеспечивающим отображение идентификационных признаков почерка Караева В.Д. и как следствие - правильность и обоснованность заключения эксперта. Обстоятельства, на которые ссылается истец в обоснование своих исковых требований, не подтверждены доказательствами, отвечающими требованиям относимости и допустимости. Заключение эксперта не может расцениваться как относимое и допустимое доказательство в подтверждении ничтожности (недействительности) сделки. Поскольку выводы, к которым пришел эксперт носят вероятностный, а не категоричный характер. Более того, истец Караев В.Д. оспаривает договор дарения, совершенный ... по основанию его несоответствия требованиям закона в силу ст. 168 ГК РФ, то есть считает указанную сделку ничтожной. Конституционный Суд РФ ранее указывал (Определение Конституционного Суда РФ от 17.07.2014 г. №1787-0), что положение п. 1 ст. 181 ГК РФ является исключением из общего правила о начале течения срока исковой давности применительно к требованиям, связанным с недействительностью ничтожных сделок. В соответствии с этой специальной нормой течение указанного срока по данным требованиям определяется не субъективным фактором - осведомленностью заинтересованного лица о нарушении его прав, а объективными обстоятельствами, характеризующими начало исполнения сделки. Такое правовое регулирование обусловлено характером соответствующих сделок как ничтожных, которые недействительны с момента совершения - независимо от признания их таковыми судом (п. 1 ст. 166 ГК РФ), а значит, не имеют юридической силы, не создают каких-либо прав и обязанностей как для сторон по сделке, так и для третьих лиц. В соответствии с вышеприведенными нормами закона и правовой позицией Конституционного Суда РФ срок исковой давности по требованию о признании сделки ничтожной и применении последствий ничтожной сделки начинает течь с момента исполнения сделки. Как усматривается из содержания свидетельства о государственной регистрации права, переход права собственности к ответчику Караеву А.В. зарегистрирован ... Именно с указанного времени началось течение срока исковой давности и закончилось ..., с иском в суд истец Караев В.Д. обратился в 2015 г., пропустив срок исковой давности. Поскольку переход права собственности по оспариваемому договору дарения от ... подлежал государственной регистрации, то датой начала исполнения этой сделки не может быть дата позднее даты регистрации перехода права собственности. Довод истца Караева В.Д., изложенный в дополнительном исковом заявлении, о том, что договор дарения от ... не был фактически исполнен, является несостоятельным, основанным на неверном, тенденциозном толковании норм материального права и условий вышеуказанного договора ввиду следующего. В силу ч. 1 ст. 572 ГК РФ правовым результатом, соответствующим договору дарения от ..., является переход права собственности от дарителя Караева В.Д. к одаряемому Караеву А.В., произошедший ..., то есть сделка исполнена с момента наступления правового результата, на достижение которого она была направлена. Согласно ст. 431 ГК РФ основной способ толкования условий договора состоит в выяснении буквального значения содержащихся в договоре слов и выражений. В соответствии с п. 8 договора дарения от ... с момента государственной регистрации права собственности одаряемого объект недвижимого имущества считается переданным от дарителя к одаряемому. Таких условий, как фактическое личное пользование подаренным имуществом, закон и договор не предусматривает. Оспариваемый договор дарения от ... не содержит условий и об освобождении прежним собственником жилого дома. Проживание ответчика Караева А.В. по другому адресу не является подтверждением неисполнения сделки, поскольку правом собственника является использование имущества по собственному усмотрению, в том числе и передача его в пользование другим лицам, в данном случае своему отцу Караеву В.Д. Изложенные доводы о том, что государственная регистрация перехода права собственности от дарителя к одаряемому является безусловным свидетельством исполнения сделки - договора дарения от ... и именно с даты государственной регистрации права собственности одаряемого (ответчика Караева А.В.) начинает течь срок исковой давности по требованию стороны сделки (дарителя, истца Караева В.Д.) о признании ничтожной сделки недействительной и применении последствий ее недействительности, подтверждаются сложившейся практикой судов общей юрисдикции и арбитражных судов. Таким образом, предусмотренный ст. 181 ГК РФ трехлетний срок исковой давности, исчисляемый с даты начала исполнения сделки, для предъявления Караевым В.Д. требований о признании договора дарения от ... недействительным и применении последствий его недействительности истек ..., спустя 3 года со дня, когда началось исполнение договора дарения спорного жилого дома (государственная регистрация права собственности ответчика Караева А.В. осуществлена ..., с указанной даты договор дарения является исполненным).

Третье лицо - Управление Росреестра по РСО-Алания, извещенное надлежащим образом о времени и месте судебного заседания, в суд своего представителя не направило, о причинах его неявки в суд не сообщило, при этом представитель третьего лица Нигкоева М.М., действующая на основании надлежащим образом оформленной доверенности, в своем заявлении от ... №, оставила вынесение решения на усмотрение суда, и в соответствии с п. 5 ст. 167 ГПК РФ просила рассмотреть дело в отсутствие представителей данного Управления.

В соответствии с ч. 1 ст. 48, ст. 167 ГПК РФ суд счел возможным рассмотреть указанное заявление в отсутствие представителя Управления Росреестра по РСО-Алания.

Выслушав стороны и их представителей, исследовав материалы дела, суд считает исковые требования Караева В.Д. обоснованными и подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

По результатам исследования материалов гражданского дела, а также материалов наследственного дела № г. в отношении ФИО15 судом были установлены следующие обстоятельства.

На основании свидетельства о праве на наследство по закону от ... после смерти ФИО15, умершей ..., к Караеву В.Д. в порядке наследования перешли в собственность 1/2 доли жилого дома, находящегося по адресу: <адрес>, расположенного на земельном участке площадью <данные изъяты> кв. м., состоящего из основного смешанного строения общей площадью <данные изъяты> кв.м., из нее жилой <данные изъяты> кв.м.

Согласно свидетельству о государственной регистрации права Караев В.Д. зарегистрировал в ЕГРП свое право собственности на недвижимое имущество в виде 1/2 доли в праве общей долевой собственности на указанный жилой дом ... (запись регистрации №).

При этом, согласно свидетельству о праве на наследство по закону от ... другие 1/2 доли указанного жилого дома принадлежат на праве собственности родной сестре Караева В.Д. - ФИО6

... от имени Караева В.Д. был заключен договор дарения с Караевым А.В. в отношении недвижимого имущества - 1/2 доли в праве общей долевой собственности на жилой дом, расположенный по адресу: <адрес>. При этом договор дарения от ... зарегистрирован в Управлении Росреестра по РСО-Алания ....

В силу ст. 153 ГК РФ сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.

В соответствии с ч. 3 ст. 154 ГК РФ для заключения договора необходимо выражение согласованной воли двух сторон (двусторонняя сделка) либо трех или более сторон (многосторонняя сделка).

Согласно ч. 1 ст. 160 ГК РФ сделка в письменной форме должна быть совершена путем составления документа, выражающего ее содержание и подписанного лицом или лицами, совершающими сделку, или должным образом уполномоченными ими лицами.

В своем иске Караев В.Д. в качестве основания недействительности договора дарения от ..., заключенного от его имени с Караевым А.В., сослался на то обстоятельство, что указанный договор дарения он не заключал и не подписывал, а значит, этот договор не соответствует его воли, а также требованиям закона и является в связи с этим ничтожным в силу ст. 168 ГК РФ.

В силу ст. 168 ГК РФ (в прежней редакции, действовавшей на момент совершения договора дарения от ... г.) сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

Таким образом, по данному гражданскому делу юридически значимым является определение принадлежности подписи Караева В.Д. в договоре дарения от ....

В соответствии с ч. 1 ст. 79 ГПК РФ при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу. Вместе с тем, доказательством по делу является заключение эксперта, сформулированное на основе проведенной экспертизы.

Как было установлено судом по результатам рассмотрения другого гражданского дела № по иску Караева В.Д. к Караеву А.В. о признании недействительным договора дарения, признании недействительной государственной регистрации и признании права собственности, Советским районным судом г. Владикавказа было вынесено определение от ... об оставлении без рассмотрения по существу искового заявления Караева В.Д. (ввиду вторичной неявки сторон в судебное заседание).

Вместе с тем, в рамках указанного гражданского дела №, рассмотренного с участием тех же сторон (Караева В.Д. и Караева А.В.) на основании судебного определения от ... в соответствии со ст. 79 ГПК РФ была назначена и проведена судебно-почерковедческая экспертиза от ... №, выполненная в ООО <данные изъяты> (<адрес>) на предмет определения подлинности подписи и расшифровки подписи, выполненных от имени Караева В.Д. в договоре дарения от ... и других документах, сопровождавших регистрацию данного договора.

Согласно указанному заключению судебно-почерковедческой экспертизы от ... № следует, что подпись и расшифровка подписи от имени Караева В.Д. в графе «Даритель» в договоре дарения от ..., заключенным между КараевымВ.Д. и Караевым А.В., зарегистрированного ... в Управлении Росреестра по РСО-Алания, запись регистрации №, вероятно выполнена не Караевым В.Д., а другим лицом. Дать ответ в категорической форме не представилось возможным, по причине, указанной в исследовательской части; краткие рукописные тексты расшифровки подписей от имени Караева В.Д. и Караева А.В. в графах «Даритель» и «Одаряемый» в договоре дарения от ... выполнены одним лицом. Ответить на вопрос о выполнении одним или разными лицами подписей в графах «Даритель» и «Одаряемый» в договоре дарения от ... не представилось возможным по причине, указанной в исследовательской части; подписи от имени Караева В.Д. в расписке в получении документов на государственную регистрацию от ..., выданную Управлением Росреестра по РСО-Алания в графах «Караев В.Д.» выполнены не Караевым В.Д., а другим лицом, расшифровка подписи от имени Караева В.Д. в графе «(ФИО, подпись лица, получившего документы) / Караев В.Д.» на оборотной стороне Расписки в получении документов на государственную регистрацию от ..., выполнена Караевым В.Д., а инициалы в расшифровке подписи от имени Караева В.Д., выполнены, вероятно не Караевым В.Д. Дать ответ в категорической форме не представилось возможным по причине, указанной в исследовательской части.

Судом было исследовано и проанализировано содержание заключения судебно-почерковедческой экспертизы от ... №, по результатам чего установлено, что указанная судебно-почерковедческая экспертиза была проведена в рамках судебного разбирательства, при этом эксперт ФИО16, давший указанное заключение, обладал для этого специальными знаниями и соответствующей квалификацией, что подтверждается свидетельством № от ... о предоставлении права производства почерковедческих экспертиз и свидетельством на право самостоятельного производства судебных экспертиз № от ... Данный эксперт был предупрежден об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения по ст. 307 УК РФ, ему также были разъяснены соответствующие права и обязанности эксперта, предусмотренные ст. ст. 16 и 17 Федерального закона РФ «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» №73-ФЗ от 31.05.2001 г., при этом указанные предупреждение и разъяснения были произведены 03.07.2015 г., т.е. до дачи экспертом своего заключения от 20.07.2015 г., в связи с чем, является законным.

Судом в качестве эксперта был допрошен ФИО16, давший заключение судебно-почерковедческой экспертизы от ... № в рамках гражданского дела №, который пояснил, что указанная экспертиза была проведена в соответствии с требованиями действующего законодательства, кроме того, до начала проведения экспертизы он был предупрежден об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения по ст. 307 УК РФ, ему также были разъяснены соответствующие права и обязанности эксперта, предусмотренные ст. ст. 16 и 17 Федерального закона РФ «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» № 73-ФЗ от 31.05.2001 г., более того, экспертные исследования были проведены на основании совокупности нескольких научно обоснованных методик, приведенных в списке использованной литературы в тексте экспертного заключения, при этом выбор конкретных методик, а также их сочетание в виде взаимного дополнения остается за самим экспертом в зависимости от содержания, то есть объема и качества представленных на экспертизу материалов. Также он пояснил, что ответить в категорической форме о принадлежности Караеву В.Д. подписи в договоре дарения от ..., не представилось возможным, в связи с тем, что были обнаружены около 6-7 различающихся частных признаков, тогда как для дачи ответа в категорической форме по имеющимся методикам необходима совокупность частных признаков в количестве не менее 10. При этом в целях дачи экспертного заключения им не были запрошены дополнительные сравнительные образцы подписи и почерка Караева В.Д. ввиду отсутствия в этом необходимости, т.к. представленная на экспертизу подпись от имени Караева В.Д., учиненная в договоре дарения от ..., по своему исполнению является краткой, мало информативной и имеет недостаточный комплекс индивидуальных идентифицирующих признаков, поэтому получение дополнительных сравнительных образцов не повлияло бы на выводы экспертизы и не привело бы к получению категорической формы ответа по указанному вопросу. Вместе с тем, в случае возникновения необходимости в получении дополнительных сравнительных образцов он бы воспользовался своим правом и заявил перед судом соответствующее ходатайство, однако ввиду отсутствия этой необходимости этого им сделано не было по указанной причине. В силу изложенного он считает, что при проведении повторной либо новой экспертизы по вопросу определения принадлежности подписи от имени Караева В.Д. в договоре дарения от ..., сделанный им в заключении судебно-почерковедческой экспертизы от ... № вывод в вероятной форме о том, что подпись в договоре дарения от ... Караеву В.Д. не принадлежит, не изменится на вывод в категоричной форме.

Согласно экспертному заключению от ... № при исследовании подписи от имени Караева В.Д. в графе «Даритель» в договоре дарения от ... в сравнении со свободными образцами подписи Караева В.Д. были установлены, как незначительные совпадения общих признаков в количестве 2 (общего вида подписи; частично транскрипции), так и различающихся как общих признаков в количестве 2 (конструктивной сложности; форме линий основания подписи), а также различия по частным признакам в количестве 7 (стр. 9-11 заключения), при этом экспертом не было установлено ни одного совпадения частных признаков, в связи с чем, был сделан вывод о том, что различающиеся общие и частные признаки существенны, индивидуальны и достаточны для вывода о том, что подпись от имени Караева В.Д. в графе «Даритель» в договоре дарения от ..., вероятно выполнена не Караевым В.Д., а другим лицом, при этом согласно традиционной методике проведения почерковедческих исследований ответить категорично на оставленный перед экспертом вопрос в части исследования подписи не представляется возможным по следующим причинам: исследуемая подпись краткая, мало информативная и имеет недостаточный комплекс индивидуальных идентифицирующих признаков.

Таким образом, вывод судебной экспертизы о том, что подпись от имени Караева В.Д. в договоре дарения от ... вероятно ему не принадлежит, сделан в связи с тем, что учиненная в указанном договоре дарения от имени Караева В.Д. подпись краткая, мало информативная и имеет недостаточный комплекс индивидуальных идентифицирующих признаков, необходимых для того, чтобы сделать однозначный, а не вероятностный вывод, поэтому при исследовании указанной подписи от имени Караева В.Д. вывод эксперта неизбежно будет иметь вероятный характер, поскольку подпись слишком упрощена и отсутствуют достаточные идентификационные признаки этой подписи, что подтвердил в суде допрошенный в качестве эксперта ФИО16

Кроме того, невозможность в ходе экспертного исследования прийти вместо вероятного вывода к категоричному выводу об отсутствии подписи Караева В.Д. в договоре дарения от ... обусловлена простотой строения и краткостью учиненной подписи от имени Караева В.Д., что однако не может свидетельствовать о принадлежности данной подписи именно Караеву В.Д., и тем более не может быть поставлено в вину истцу Караеву В.Д.

Доводы ответчика Караева А.В. о том, что заключение экспертизы, проведенной в рамках другого гражданского дела, не является относимым и допустимым доказательством по настоящему гражданскому делу, суд считает не состоятельными по следующим причинам.

В соответствии с требованиями ст. 56, <данные изъяты> ст. 67 и ч. 4 ст. 198 ГПК РФ суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела, на основании представленных доказательств, оцениваемых по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Согласно ст. 67 ГПК РФ никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы. Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности. Результаты оценки доказательств суд обязан отразить в решении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими.

В соответствии со ст. 56 ГПК РФ, содержание которой следует рассматривать в контексте с положениями ч. 3 ст. 123 Конституции РФ и ст. 12 ГПК РФ закрепляющих принципы состязательности гражданского судопроизводства и принцип равноправия сторон, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

По смыслу положений ст. 86 ГПК РФ экспертное заключение является одним из видов доказательств по делу, поскольку оно отличается использованием специальных познаний и научными методами исследования, при этом суд при наличии в материалах рассматриваемого дела заключения эксперта не может пренебрегать им и должен дать ему оценку в соответствии со ст. 67 ГПК РФ наряду с другими доказательствами по делу.

Согласно п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2003 г. №23 «О судебном решении» заключение эксперта, равно как и другие доказательства по делу, не являются исключительными средствами доказывания и должны оцениваться в совокупности со всеми имеющимися в деле доказательствами (ст. 67, ч. 3 ст. 86 ГПК РФ). Оценка судом заключения должна быть полно отражена в решении. При этом суду следует указывать, на чем основаны выводы эксперта, приняты ли им во внимание все материалы, представленные на экспертизу, и сделан ли им соответствующий анализ.

В силу ст. 59 ГПК РФ суд вправе при рассмотрении данного гражданского дела принять во внимание заключение судебно-почерковедческой экспертизы от .... №№, результаты которой в рамках другого гражданского дела (№) не признавались как полученные с нарушением закона, и дать ему оценку без назначения новой или повторной экспертизы.

Указанная судебная экспертиза, приобщенная к материалам гражданского дела хоть и была получена в рамках другого гражданского дела (№), однако в этом деле принимали участие одни и те же лица (истец Караев В.Д. и ответчик Караев А.В.), при этом предмет и основания иска Караева В.Д. также являются идентичными, поэтому суд при вынесении решения вправе использовать в качестве доказательства судебно-почерковедческую экспертизу от ... №.

У суда не имеется оснований не доверять результатам почерковедческой экспертизы от ... №, выполненной в ООО <данные изъяты> (<адрес>) квалифицированным специалистом, имеющим необходимые специальные познания, а также имеющим полномочия на производство судебных почерковедческих экспертиз, и проведенной в соответствии с требованиями действующего законодательства и с соблюдением процедур, установленных для данных экспертиз.

Кроме того, количество как экспериментальных, так и свободных образцов почерка, в данном случае, не повлияло бы на большую определенность в установлении подлинности почерка Караева В.Д., что было указано экспертом, проводившим данную почерковедческую экспертизу, в ходе его допроса в судебном заседании. Закон не предъявляет также обязательных требований, касающихся присутствия эксперта при отобрании образцов почерка.

Таким образом, указанная судебно-почерковедческая экспертиза от ... № является допустимым и относимым доказательством по настоящему гражданскому делу, а выводы данного экспертного заключения являются научно обоснованными и аргументированными, при этом доказательств обратного стороной ответчика Караева А.В. в суд представлено не было; каких-либо объективных данных, позволяющих подвергнуть сомнению достоверность и обоснованность указанного экспертного заключения, у суда не имеется.

Суд считает обоснованным довод истца Караева В.Д. о том, что после оформления договора дарения от ..., в заключении которого он участия не принимал, предмет данной сделки в виде части жилого дома, приходящегося на 1/2 доли в праве общей долевой собственности на жилой дом, расположенный по адресу: <адрес>, он своему сыну Караеву А.В. не передавал и продолжает в настоящее время нести бремя содержания данного недвижимого имущества, а также производить ежегодно, в том числе и в календарный период с 2011 г. по 2016 г. ремонт в указанном жилом доме.

Указанные обстоятельства подтверждаются представленными истцом Караевым В.Д. в суд квитанциями об оплате коммунальных услуг, а также справками об отсутствии задолженностей, из которых усматривается, что в календарный период с 2014 г. по 2016 г. Караев В.Д. оплачивал коммунальные услуги в отношении указанного объекта недвижимого имущества в следующих организациях: филиал ООО "Газпром межрегионгаз Пятигорск" в РСО-Алания (газ); МУП "Владикавказские водопроводные сети» (вода); ОАО "Севкавказэнерго" (электроэнергия); ВМБУ "СпецЭкоСервис" (вывоз мусора). При этом лицевые счета на жилой дом, расположенный по адресу: <адрес>, по-прежнему оформлены на Караева В.Д.

Согласно ст. 210 ГК РФ собственник несет бремя содержания принадлежащего ему имущества, если иное не предусмотрено законом или договором.

Как установлено судом и не оспаривалось ответчиком Караевым А.В., именно истец Караев В.Д. в календарный период с 2011 г. по 2016 г. нес и продолжает нести бремя содержания указанного объекта недвижимого имущества, при этом ответчик Караев А.В. в нарушение ст. 56 ГПК РФ не представил в суд ни одного доказательства, свидетельствующего об обратном, а именно о том, что он как собственник данного недвижимого имущества исполнял обязанности по содержанию этого недвижимого имущества.

Утверждения ответчика Караева А.В. о том, что после заключения договора дарения от ..., он заключил устное соглашение со своим отцом Караевым В.Д., согласно которому Караев В.Д. с его разрешения продолжил проживать в указанном жилом доме и продолжил вместо нового собственника оплачивать коммунальные услуги, документального подтверждения не нашли, при этом сам истец Караев В.Д. отрицает факт заключения данного соглашения.

При этом ответчик Караева А.В. ссылается также на то обстоятельство, что указанный объект недвижимого имущества с момента государственной регистрации права собственности одаряемого (с ...) считается переданным от дарителя к одаряемому Караеву А.В., т.к. в силу закона не требовалось составления какого-либо отдельного акта приема-передачи, ввиду того, что был заключен не договор купли-продажи, а именно договор дарения от ..., согласно п. 8 которого одаряемый приобретает право собственности (в общую долевую собственность) на указанный объект недвижимого имущества, после государственной регистрации перехода права в УФРС по РСО-Алания, и с момента государственной регистрации права собственности одаряемого объект недвижимого имущества считается переданным от дарителя к одаряемому, однако данный довод является несостоятельным по следующим причинам.

Согласно ч. 1 ст. 572 ГК РФ по договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом.

В соответствии с ч. 1 ст. 573 ГК РФ одаряемый вправе в любое время до передачи ему дара от него отказаться.

Согласно ч. 1 и ч. 3 ст. 574 ГК РФ дарение, сопровождаемое передачей дара одаряемому, может быть совершено устно, за исключением случаев, предусмотренных п. п. 2 и 3 настоящей ст. 574 ГК РФ. Передача дара осуществляется посредством его вручения, символической передачи (вручение ключей и т.п.) либо вручения правоустанавливающих документов. При этом договор дарения недвижимого имущества подлежит государственной регистрации.

Таким образом, по закону (глава 32 "Дарение" ГК РФ) действительно не требуется составление отдельного акта приема-передачи, как составной неотъемлемой части договора дарения.

Однако по смыслу ч. 1 ст. 572, ч. 1 ст. 573, ч. 1 и ч. 3 ст. 574 ГК РФ передача дара (в нашем случае объекта недвижимого имущества) является обязательным элементом и существенным условием действительности договора дарения, при этом данная передача выражена в активных действиях, примерный перечень которых, приведен в ч. 1 ст. 574 ГК РФ: вручение; символическая передача (вручение ключей и т.п.); вручение правоустанавливающих документов.

Как было установлено судом и не оспаривалось ответчиком Караевым А.В. после совершения договора дарения от ... и его государственной регистрации действий, предусмотренных законом, в частности ч. 1 ст. 574 ГК РФ, Караевым В.Д. по отношению к Караеву А.В. совершено не было.

При этом последующая государственная регистрация договора дарения в отношении объекта недвижимого имущества, не может расцениваться как элемент исполнения данной сделки, а является юридическим актом признания данного договора дарения заключенным и действительным, т.к. в противном случае наступают последствия, предусмотренные ч. 1 ст. 165 ГК РФ, согласно которой несоблюдение в случаях, установленных законом, требования о государственной регистрации сделки влечет ее недействительность, в связи с чем, такая сделка считается ничтожной, либо наступают последствия, предусмотренные ч. 3 ст. 433 ГК РФ, согласно которой договор, подлежащий государственной регистрации, считается заключенным с момента его регистрации, если иное не установлено законом.

Как установлено судом после оформления и регистрации указанного договора дарения от ... со стороны истца Караева В.Д. не было совершено ни одного действия свидетельствующего о фактическом выбытии указанного объекта недвижимого имущества и его последующей передачи во владение Караева А.В., при этом и самим Караевым А.В. не было совершено также ни одного действия свидетельствующего о фактическом поступлении указанного объекта недвижимого имущества в его владение.

С учетом того, что сам Караев В.Д. не принимал непосредственного участия в заключении договора дарения, оформленного от его имени, последующая регистрация формального договора дарения от ... не может свидетельствовать об исполнении Караевым В.Д. данного договора.

При таких обстоятельствах последующая государственная регистрация договора дарения от ..., состоявшаяся ..., не может свидетельствовать о законности данной ничтожной сделки (по ст. 168 ГК РФ ввиду ее несоответствия воли Караева В.Д.), а также о реальном фактическом исполнении этой сделки сторонами.

Поэтому суд, с учетом выводов судебно-почерковедческой экспертизы, а также иных, установленных судом обстоятельств, приходит к выводу, что в нарушение требований ст. ст. 153, 154, 160 ГК РФ Караев В.Д. не подписывал договор дарения от ..., заключенный от имени Караева В.Д. с Караевым А.В. в отношении указанного недвижимого имущества, а значит, является ничтожным в силу ст. 168 ГК РФ.

Согласно ст. 153 ГК РФ сделка должна быть направлена на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, соответствующих данной сделке, то есть на достижение определенного правового результата.

До настоящего времени объект недвижимого имущества в виде 1/2 доли в праве общей долевой собственности на жилой дом, находящийся по адресу: <адрес>, от Караева В.Д. во владение Караева А.В. фактически не передавался и не поступал, продолжает находиться в фактическом владении у Караева В.Д., что в свою очередь свидетельствует о том, что указанный договор дарения от ..., заключенный от имени Караева В.Д. с Караевым А.В., не был фактически исполнен.

Довод ответчика Караева А.В. о том, что ранее его отец Караев В.Д. оформил в его пользу завещание от ..., в том числе и в отношении указанного недвижимого имущества, а значит, Караев В.Д. имел намерение подарить ему 1/2 доли в праве общей долевой собственности на указанный жилой дом и реализовал его в договоре дарения от ..., также является несостоятельным по следующим причинам.

Действительно, как следует из содержания завещания от ..., удостоверенного нотариально, Караев В.Д. завещал все свое имущество, какое ко дню его смерти окажется принадлежащим ему, в чем бы таковое ни заключалось, и где бы оно не находилось, в том числе 1/2 доли жилого дома, находящегося по адресу: <адрес>, Караеву А.В.

Однако согласно распоряжению от ..., удостоверенного нотариально, Караев В.Д. в соответствии со ст. 1130 ГК РФ отменил завещание, удостоверенное нотариально от его имени от ..., при этом как пояснил в суде истец Караев В.Д., отмена указанного завещания был произведена им после того как он узнал, что Караев А.В. без его ведома незаконно переоформил на себя по договору дарения от ... указанное недвижимое имущество.

При этом суд приходит к выводу о том, что наличие ранее выраженной воли Караева В.Д. в завещании от ..., о переходе в порядке наследования права собственности на указанное недвижимое имущество к его сыну Караеву А.В. само по себе не может автоматически свидетельствовать о наличие воли Караева В.Д. на совершение им другой сделки - договора дарения указанного недвижимого имущества в пользу Караева А.В., т.к. перечисленные сделки различны по своей правовой природе и правовым последствиям, в частности, данные сделки отличаются моментом прекращения и возникновения права собственности: по завещанию - после смерти наследодателя, а по договору дарения - при жизни дарителя.

Допрошенная в суде свидетель ФИО10 показала, что по состоянию на август 2011 г. она работала в должности сотрудника Управления Росреестра по РСО-Алания, принимающего документы на государственную регистрацию прав в отношении объектов недвижимого имущества, в связи с чем, в ее должностные обязанности входили идентификация личности обратившихся за регистрацией, а также прием и проверка документов, представленных заинтересованными лицами, однако в ее должностные обязанности не входило составление проектов сделок в отношении объектов недвижимого имущества, представляемых на государственную регистрацию в Управление Росреестра по РСО-Алания. При этом она несет ответственность за соблюдение ею процедуры принятия документов на государственную регистрацию прав в отношении объектов недвижимого имущества. Согласно содержанию расписки в получении документов на государственную регистрацию от ... (с указанием даты окончания срока регистрации - ...) именно она принимала на регистрацию договор дарения от ..., заключенный от имени Караева В.Д. с Караевым А.В., однако конкретные обстоятельства принятия на государственную регистрацию упомянутого договора дарения, а также участников данной сделки она не помнит.

Свидетель ФИО17 в суде показал, что он женат на дочери Караева В.Д., то есть является его зятем, при этом он является мужем родной сестры Караева А.В., с которым проживает более 10 лет в одном подъезде по адресу: <адрес>. Несколько лет назад он вместе с Караевым В.Д. поехал в Регистрационную службу по адресу: <адрес>, и как пояснил ему по дороге Караев В.Д. он собирался подарить свой дом сыну - Караеву А.В. В Регистрационной службе Караев В.Д. и его сын Караев А.В. подали документы на переоформление дома, принадлежащего Караеву В.Д., при этом какие именно документы оформлялись он не видел. Караев В.Д. заявил о том, что он без очков плохо видит и вместо него Фамилию Имя Отчество в документах написал Караев А.В., а подпись уже поставил сам Караев В.Д. Подписанные документы они отдали, а им выдали другие документы, а также сказали прийти через какое-то время и забрать свои документы, после чего они уехали. Также он пояснил, что в последнее время его отношения с Караевым В.Д. испортились после того как между Караевым В.Д. и Караевым А.В. начались судебные разбирательства.

Вместе с тем, суд полагает, что показания указанных свидетелей ФИО10 и ФИО17 не могут являться допустимыми и достаточными доказательствами действительности договора дарения от ..., заключенного от имени Караева В.Д. с Караевым А.В. в отношении указанного недвижимого имущества, по следующим причинам.

Согласно ст. 60 ГПК РФ обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами.

Из смысла и содержания ч. 1 ст. 162 ГК РФ следует, что закон ограничивает стороны в праве в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства.

В связи с этим суд не может принять в качестве достаточных доказательств для отказа в удовлетворении исковых требований Караева В.Д. показания свидетеля ФИО10, являющейся лицом, заинтересованным в исходе данного гражданского дела, т.к. указанный свидетель, находясь по состоянию на ... в должности сотрудника Управления Росреестра по РСО-Алания, принимавшего документы на государственную регистрацию прав в отношении объектов недвижимого имущества, несет персональную ответственность за правильную идентификацию лиц, обратившихся за регистрацией договора дарения от ..., а также за соблюдение законности процедуры приема документов на государственную регистрацию и соответствие представленных документов требованиям действующего законодательства, тем более, что как пояснила в суде сама ФИО10 конкретные обстоятельства принятия на государственную регистрацию упомянутого договора дарения, а также участников данной сделки она не помнит.

Что касается показаний свидетеля ФИО17, то данный свидетель был вызван в суд по инициативе ответчика Караева А.В., являющегося родным братом супруги ФИО17, при этом указанный свидетель проживает более 10 лет с ответчиком в одном подъезде многоквартирного дома по адресу: <адрес>, и поддерживает с Караевым А.В. родственные отношения, и с момента возникновения между сторонами судебного спора имеет испорченные отношения с Караевым В.Д., в связи с чем, данный свидетель также может быть заинтересован в исходе данного гражданского дела, что в итоге затрудняет возможность предоставления ими объективной, неискаженной информации по предмету судебного спора, вместе с тем, показания свидетеля ФИО17 находятся в противоречии с другими материалами гражданского дела, поэтому к показаниям данного свидетеля суд относится критически.

При этом помимо всего прочего, с учетом календарной даты подписания указанного договора дарения - ... свидетели ФИО10 и ФИО17 не могли являться непосредственными участниками и очевидцами обстоятельств заключения и подписания между Караевым В.В. и Караевым А.В. указанного договора дарения от ..., т.к. ими были даны свидетельские показания об обстоятельствах, имевших место быть - ..., т.е. при сдаче в Управление Росреестра по РСО-Алания на государственную регистрацию указанного договора дарения от ..., что они подтвердили в судебном заседании, в связи с чем, их показания не могут являться основанием для отказа в удовлетворении заявленных Караевым В.Д. исковых требований.

Более того, суд не может признать достоверными объяснения ответчика Караева А.В., данные им в судебном заседании ..., согласно которым текст договора дарения от ... был составлен сотрудницей Управления Росреестра по РСО-Алания ФИО10 при обращении по вопросу государственной регистрации, т.к. согласно материалам гражданского дела договор дарения был датирован ..., и сдан был на государственную регистрацию лишь ..., при этом допрошенная в суде в качестве свидетеля ФИО10 показала, что по состоянию на август 2011 г. она работала в должности сотрудника Управления Росреестра по РСО-Алания, принимающего документы на государственную регистрацию прав в отношении объектов недвижимого имущества, однако в ее должностные обязанности не входило составление проектов сделок в отношении объектов недвижимого имущества, представляемых на государственную регистрацию в Управление Росреестра по РСО-Алания.

Что касается расписки в получении документов на государственную регистрацию от ... (с указанием даты окончания срока регистрации - ...), представленного ответчиком Караевым А.В. в качестве доказательства того, что Караев В.Д. действительно подписывал и заключал договор дарения от ..., то суд приходит к выводу о том, что правовым основанием для прекращения права собственности Караева В.Л., а также основанием для перехода права собственности от Караева В.Д. к Караеву А.В. и последующее возникновение права собственности Караева А.В. в отношении указанного объекта недвижимого имущества, стали не указанная расписка от ..., являющаяся техническим документом, а именно упомянутый договор дарения от ..., в связи с чем, наличие либо отсутствие подписи Караева В.Д. на данной расписке не может являться юридически значимым обстоятельством, влияющим на действительность договора дарения от ....

Таким образом, каких-либо допустимых и достаточных доказательств того, что подпись от имени Караева В.Д. в договоре дарения от ..., принадлежит именно Караеву В.Д., ответчиком в суд представлено не было.

Кроме того, суд учитывает, что после совершения договора дарения от ..., Караев В.Д. фактически был лишен жилого дома, который является его единственным местом жительства, что привело к нарушению ее конституционного права на жилище, что по мнению суда, недопустимо.

В соответствии с ч. 1 ст. 166 ГК РФ сделка недействительна по основаниям, установленным ГК РФ, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

Согласно ст. 167 ГК РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

Таким образом, следует признать недействительным договор дарения от ..., заключенный от имени Караева В.Д. с Караевым А.В. в отношении недвижимого имущества - 1/2 доли в праве общей долевой собственности на жилой дом, находящийся по адресу: <адрес>, при этом указанная сделка недействительна с момента ее совершения.

При этом в силу ч. 2 ст. 166 ГК РФ требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлено любым заинтересованным лицом. Суд вправе применить такие последствия по собственной инициативе.

Согласно ст. 167 ГК РФ при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах - если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

Как было установлено судом договор дарения от ..., заключенный от имени Караева В.Д. с Караевым А.В., является ничтожной сделкой, при этом указанный в договоре дарения объект недвижимого имущества отсутствует в фактическом владении ответчика Караева А.В.

В связи с этим отсутствуют основания для применения последствий недействительности указанной сделки - договора дарения от ..., заключенного от имени Караева В.Д. с Караевым А.В. в отношении недвижимого имущества - 1/2 доли в праве общей долевой собственности на упомянутый жилой дом, в виде возложения на Караева А.В. обязанности передать указанный объект недвижимого имущества во владение Караева В.Д.

Поэтому ничтожность указанной сделки (договора дарения от ...) влечет лишь юридические последствия, связанные с ее недействительностью, в частности, в виде применения последствия недействительности ничтожной сделки - договора дарения от ..., заключенного от имени Караева В.Д. с Караевым А.В. в отношении указанного недвижимого имущества путем погашения (прекращения) в ЕГРП записи о государственной регистрации права собственности за Караевым А.В. в отношении недвижимого имущества - 1/2 доли в праве общей долевой собственности на жилой дом, расположенный по адресу: <адрес>, а также восстановления в ЕГРП записи о государственной регистрации права собственности за Караевым В.Д. право собственности в отношении указанного объекта недвижимого имущества.

Ответчиком Караевым А.В. в суде было заявлено о применении судом последствий пропуска срока исковой давности в соответствии с ч. 2 ст. 199 ГК РФ, согласно которой истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

При этом ответчик Караев А.В., заявляя о пропуске Караевым В.Д. срока исковой давности, исходит из того, что Караев В.Д. оспаривает договор дарения от ... ввиду его несоответствия требованиям закона, а, следовательно, считает указанную сделку ничтожной в силу ст. 168 ГК РФ, а значит, в данном случае предусмотренный ст. 181 ГК РФ трехлетний срок исковой давности следует исчислять с даты начала исполнения данной сделки, а именно с даты государственная регистрация права собственности ответчика Караева А.В., состоявшейся ..., поэтому с указанной даты договор дарения от ... является исполненным, а срок для предъявления Караевым В.Д. иска истек ..., то есть спустя 3 года со дня указанной государственной регистрации, при этом со своим иском Караев В.Д. обратился в суд в 2015 году, тем самым пропустив срок исковой давности.

Однако суд считает, что применение срока исковой давности к исковым требованиям Караева В.Д. не может состояться по следующим основаниям.

В силу ст. 196 ГК РФ (в прежней редакции, действовавшей на момент совершения договора дарения от ... г.) общий срок исковой давности устанавливается в три года, при этом согласно в соответствии со ст. 197 ГК РФ для отдельных видов требований законом могут устанавливаться специальные сроки исковой давности, сокращенные или более длительные по сравнению с общим сроком, при этом правила ст. ст. 195, 198-207 ГК РФ распространяются также на специальные сроки давности, если законом не установлено иное.

Согласно ч. 1 ст. 181 ГК РФ (в прежней редакции, действовавшей на момент совершения договора дарения от ... г.) срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года, при этом течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки.

В соответствии с ч. 1 ст. 181 ГК РФ (в редакции Федерального закона РФ от 07.05.2013 г. № 100-ФЗ) срок исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки и о признании такой сделки недействительной (п. 3 ст. 166 ГК РФ) составляет три года. Течение срока исковой давности по указанным требованиям начинается со дня, когда началось исполнение ничтожной сделки, а в случае предъявления иска лицом, не являющимся стороной сделки, со дня, когда это лицо узнало или должно было узнать о начале ее исполнения. При этом срок исковой давности для лица, не являющегося стороной сделки, во всяком случае не может превышать десять лет со дня начала исполнения сделки.

Как было ранее установлено судом, Караев В.Д. договор дарения от ..., заключенный от его имени, не заключал и не подписывал, а значит, этот договор не соответствует его воли, а также требованиям закона и является в связи с этим ничтожным в силу ст. 168 ГК РФ.

При этом Караев В.Д. ввиду отсутствия его подписи в договоре дарения от ..., не принимал участия в совершении данной сделки, и, следовательно, данную сделку он не заключал, а значит, он не может считаться стороной этой сделки.

Кроме того, как было установлено судом, до настоящего времени объект недвижимого имущества в виде 1/2 доли в праве общей долевой собственности на жилой дом, находящийся по адресу: <адрес>, от Караева В.Д. во владение Караева А.В. фактически не передавался и не поступал, и продолжает находиться в фактическом владении Караева В.Д., который владеет и пользуется указанным недвижимым имуществом как своим собственным имуществом, в том числе несет бремя его содержания (ст. 210 ГК РФ), т.е. продолжает осуществлять права и обязанности собственника жилого дома.

Более того, согласно паспорту Караева В.Д. с ... он зарегистрирован по адресу: <адрес>, при этом на момент рассмотрения искового заявления Караева В.Д. он также продолжал быть зарегистрированным по указанному адресу.

Судом установлено, что Караев В.Д. являлся собственником 1 / 2 доли в праве общей долевой собственности на жилой дом, находящийся по адресу: <адрес>, при этом зарегистрирован и проживает в указанном жилом доме по настоящее время.

Исходя из смысла положений ч. 1 ст. 575 ГК РФ по данному делу юридически значимыми и подлежащими доказыванию являются обстоятельства, касающиеся того, наступили ли фактически соответствующие правовые последствия после оформления указанного договора дарения от ..., а именно, состоялась ли фактически передача подаренного имущества в пользование и владение нового собственника.

Так, из материалов гражданского дела усматривается, что с момента совершения договора дарения от ..., а также после государственной регистрации данной сделки, состоявшейся ..., Караев А.В., будучи новым собственником указанного объекта недвижимого имущества, не совершал ни одного действия, свидетельствующего о его намерении реализовать права собственника спорного жилого помещения: не принимал мер к вселению в жилой дом; фактически проживает по адресу: <адрес>; не несет бремя содержания спорного жилого дома.

Указанные обстоятельства подтверждаются объяснениями истца Караева В.Д. и не оспаривались ответчиком Караевым А.В.

Все это свидетельствуют о том, что передача спорного жилого дома новому собственнику Караеву А.В. не состоялась, договор дарения фактически не исполнен, т.е. правовые последствия, на которые должна быть направлена воля сторон при заключении договора дарения, не наступили.

Таким образом, судом установлено, что исполнение договора дарения от ..., заключенного от имени Караева В.Д., не начиналось.

Началом исполнения сделки, т.е. моментом начала течения срока исковой давности по требованиям о признании сделки недействительной в силу ничтожности и применении последствий её недействительности является момент совершения сторонами взаимных действий, направленных на выполнение принятых на себя данной сделкой обязательств. Законодатель не связывает начло течения срока исковой давности по требованию о признании сделки недействительной с моментом регистрации права собственности на основании этой сделки.

При этом факт государственной регистрации права собственности ответчика Караева А.В. на спорное недвижимое имущество, состоявшийся ... на основании договора дарения от ..., наступил без ведома Караева В.Д., не подтверждает фактическое владение и пользование ответчиком спорным недвижимым имуществом, и сам по себе не может свидетельствовать о начале исполнения сторонами указанной сделки, ввиду того, что Караев В.Д. участия в заключении данной сделки не принимал и действий по ее фактическому исполнению также не совершал.

Поэтому суд приходит к выводу о том, что после оформления договора дарения от ... и его последующей государственной регистрации в Управлении Росреестра по РСО-Алания (...) в жизни Караева В.Д. не наступили какие-либо изменения, в силу которых он мог бы судить об утрате им права собственности в отношении 1/2 доли в праве общей долевой собственности на указанный жилой дом на основании упомянутой сделки.

При этом действующее законодательство не обязывает собственника недвижимости проверять с определенной периодичностью сохранение своего юридического статуса собственника путем обращения в соответствующие компетентные органы в целях получения информации о предполагаемом нарушении своего права собственности, т.к. подобные обращения, как правило, происходят и сопряжены с действиями по отчуждению либо иному изменению юридической судьбы принадлежащей собственнику недвижимости. Однако подобных действий Караев В.Д. в отношении указанного объекта недвижимого имущества до января 2015 г. не производил.

При таких обстоятельствах, суд считает, что срок исковой давности (ч. 1 ст. 181 ГК РФ) в таком случае должен течь со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права собственности, так как исполнение договора дарения от ... с участием Караева В.Д. не начиналось.

Как утверждает истец Караев В.Д. впервые он узнал о прекращении своего права собственности на указанный объект недвижимого имущества после получения им выписки из ЕГРП от ... №, выданной Караеву В.Д., согласно которой собственником жилого дома, расположенного по адресу: <адрес>, являются: ФИО6 (1/2 доля в праве общей долевой собственности) с ... и Караев А.В. (1/2 доля в праве общей долевой собственности) с ...

Данное обстоятельство ответчиком Караевым А.В. не опровергнуто, и в суд не представлено доказательств, свидетельствующего об обратном, как и не представлено доказательств того, что после регистрации договора дарения от ... Караев В.Д. получил свой экземпляр данного договора, или доказательств того, что Караев В.Д. получил этот договор ранее календарной даты получения им выписки из ЕГРП от ...

Таким образом, как установлено судом, истец Караев В.Д. впервые должен был узнать о нарушении договором дарения от ... его права собственности в отношении указанного объекта недвижимого имущества лишь с момента получения им выписки из ЕГРП от ... о принадлежности жилого дома, расположенного по адресу: <адрес>.

Поэтому Караевым В.Д. не был пропущен срок исковой давности, т.к. со своими исковыми требованиями он обратилась в суд ..., т.е. в пределах трехгодичного срока исковой давности, установленного ч. 1 ст. 181 ГК РФ (в редакции, действовавшей на момент совершения договора дарения от ...) и в силу изложенного подлежавшего исчислению с ....

В этой связи довод ответчика Караева А.В. о том, что течение трехлетнего срока следует исчислять именно с момента государственной регистрации договора дарения от ..., состоявшейся ..., является необоснованным, т.к. с учетом установленных судом по настоящему гражданскому делу обстоятельств, связывать начало исполнения договора дарения лишь с его государственной регистрацией в рассматриваемом случае неправомерно, поскольку фактическое исполнение сделки не началось, следовательно, срок исковой давности истцом не пропущен.

На основании вышеизложенного, руководствуясь ст. ст. 194-199 ГПК РФ, суд
 

р е ш и л:



Исковые требования Караева В.Д. к Караеву А.В., третьему лицу - Управлению Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по РСО-Алания, о признании недействительным договора дарения и применении последствий недействительности ничтожной сделки, удовлетворить.

Признать недействительным договор дарения от ..., заключенный от имени Караева В.Д. с Караевым А.В. в отношении недвижимого имущества - 1/2 доли в праве общей долевой собственности на жилой дом, расположенный по адресу: РСО-Алания, <адрес>.

Применить последствия недействительности ничтожной сделки - договора дарения от ..., заключенного от имени Караева В.Д. с Караевым А.В. в отношении недвижимого имущества - 1/2 доли в праве общей долевой собственности на жилой дом, расположенный по адресу: РСО-Алания, <адрес>.

Погасить (прекратить) в ЕГРП запись о государственной регистрации права собственности за Караевым А.В. в отношении недвижимого имущества - 1/2 доли в праве общей долевой собственности на жилой дом, расположенный по адресу: РСО-Алания, <адрес>.

Восстановить в ЕГРП запись о государственной регистрации права собственности за Караевым В.Д. право собственности в отношении недвижимого имущества - 1/2 доли в праве общей долевой собственности на жилой дом, расположенный по адресу: РСО-Алания, <адрес>.

Решение Советского районного суда г. Владикавказа РСО-Алания является основанием:

для прекращения права собственности Караева А.В. в отношении недвижимого имущества - 1/2 доли в праве общей долевой собственности на жилой дом, расположенный по адресу: РСО-Алания, <адрес>;

для регистрации права собственности Караева В.Д. в отношении недвижимого имущества - 1/2 доли в праве общей долевой собственности на жилой дом, расположенный по адресу: РСО-Алания, <адрес>.

Решение может быть обжаловано в апелляционную инстанцию Верховного суда РСО-Алания в течение месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме.

Судья А.Т. Гагиев

http://sudact.ru/regular/doc/lRvtwJa9xP1m/
Записан

Контакты для связи:
Ватсап: +79293720292
ВК: http://vk.com/caravandarov
Skype: vpozelotosa

owebe@mail.ru -- ЛС -- http://vk.com/caravandarov -- Ватсап: +79293720292 -- http://flbb.ru/index.php?action=pm;sa=send;u=1
Страниц: [1]   Вверх
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Powered by SMF 1.1.21 | SMF © 2015, Simple Machines
 
Valid XHTML 1.0! Valid CSS!