Страна Советов FLBB.ru
23 Сентябрь 2018, 01:55:15 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости:
 
   Начало   Помощь Сегодня Написали Пользователи Войти Регистрация  
Страниц: [1]   Вниз
  Печать  
Автор Тема: Заявление об отводе судьи  (Прочитано 23 раз)
flbb.ru
Администратор
*****
Офлайн Офлайн

Сообщений: 8118


Просмотр профиля
« Первое сообщение: 16 Сентябрь 2018, 14:23:33 »

Заявление об отводе судьи

                                                                                                         Дзержинский районный суд Санкт-Петербурга

                                                                                                         от Романова Александра Александровича

 

 

Заявление об отводе судьи Ивановой Ю.В.

 

 

   В производстве районного суда находится гражданское дело по заявлению Х…. В.М. об оспаривании действий должностного органа - Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзор (Ростехнадзор - МТУ по Сев-Зап. Округу). Дело рассматривается под председательством указанного судьи.

   В соответствии со ст.ст.54, 16 ГПК РФ заявляю судье Ивановой Ю.В. отвод.

   Основанием настоящего ходатайства является систематическое игнорирование федеральным судьей норм и правил гражданского судопроизводства в ходе своей профессиональной деятельности. Количество и характер допускаемых судьей Ивановой Ю.В. нарушений Конституции РФ, федерального закона и правил гражданского судопроизводства таков, что не позволяют моему доверителю надеяться на какое-либо объективное разрешение заявленного спора.

 

   В соответствии с Конституцией РФ судья при отправлении правосудия руководствуется исключительно Конституцией РФ и законом. Именно закон выступает   единственным   ориентиром   в  повседневной  деятельности  данного юриста! Статус судьи в Российской Федерации определяется в Конституции Российской Федерации с тем, чтобы гарантировать осуществление правосудия независимым и беспристрастным судом. В этих целях провозглашается несменяемость и неприкосновенность судей, а также предусматривается их надлежащее материальное содержание (статьи 119, 120, 121, 122 и 124 Конституции Российской Федерации). Именно отправление правосудия - главная и единственная задача суда в РФ. Исходя из конституционно-правового статуса судей, предопределенного тем, что они осуществляют публично-правовые задачи судебной власти, законодатель предъявляет к ним, как к представителям судебной власти, особые квалификационные требования, включая специальные требования к кандидатам на должности судей, порядку назначения на должность, пребывания в должности и прекращения полномочий. Конституция РФ - Основной закон нашего государства, обязывает федерального судью строго и неукоснительно руководствоваться в своей профессиональной деятельности Конституцией РФ и федеральным законом(ст.ст.118, 120). Это вытекает из его социального  статуса. Статус судей должен обеспечивать ту беспристрастность, которую население вправе ожидать от судов, иначе от предназначения данной «ветви» говорить просто не придется. Статус судьи - не самоцель, а средство обеспечения гражданам, защита прав которых доверена судьям, необходимых гарантий эффективности такой защиты.    Это нужно понимать и осознавать всем тем,  которым государство доверило решать судьбы своих сограждан.              

 

«В своей  профессиональной деятельности и вне службы судья обязан соблюдать Конституцию Российской Федерации, руководствоваться Законом Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации" и другими нормативно-правовыми актами, правилами поведения, установленными настоящим Кодексом, общепринятыми нормами морали, способствовать утверждению в обществе уверенности в справедливости, беспристрастности и независимости суда.» - ст.1 Кодекса судейской этики(утв. VI Всероссийским съездом судей 2 декабря 2004 года).

 

     «Судья в любой ситуации должен сохранять личное достоинство, дорожить своей честью, избегать всего, что могло бы умалить авторитет судебной власти, причинить  ущерб  репутации  судьи  и поставить под сомнение его объективность и независимость при осуществлении правосудия»(Статья 3 Кодекса судейской этики. Требования, предъявляемые к званию судьи).

 По смыслу статей 17 (часть 1) и 46 (часть 1) Конституции Российской Федерации и корреспондирующих им положений Всеобщей декларации прав человека (статья 8), Международного пакта о гражданских и политических правах (пункт 2 и подпункт "а" пункта 3 статьи 2) и Конвенции о защите прав человека и основных свобод (пункт 1 статьи 6), государство обязано обеспечить полное осуществление права на судебную защиту, которая должна быть справедливой, компетентной и эффективной.

     Право на судебную защиту относится к основным неотчуждаемым правам и свободам и одновременно выступает гарантией всех других прав и свобод, в силу статьи 56 (часть 3) Конституции Российской Федерации оно не может быть ограничено ни при каких обстоятельствах. Право на судебную защиту предполагает конкретные гарантии эффективного восстановления в правах посредством правосудия, отвечающего требованиям справедливости; из статьи 46 Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 19 (часть 1), 47 (часть 1) и 123 (часть 3), закрепляющими равенство всех перед законом и судом, право каждого на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом, и принцип осуществления судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон, следует, что конституционное право на судебную защиту - это не только право на обращение в суд, но и возможность получения реальной судебной защиты в форме восстановления нарушенных прав и свобод в соответствии с законодательно закрепленными критериями, которые в нормативной форме (в виде общего правила) предопределяют, в каком суде и в какой процедуре подлежит рассмотрению конкретное дело, что позволяет суду (судье), сторонам, другим участникам процесса, а также иным заинтересованным лицам избежать правовой неопределенности в этом вопросе.

  По смыслу  конституционных норм во взаимосвязи с положениями источника гражданского процессуального права (ст. ст. 2, 8, 12, 35, 48, 57, 156) задача суда при отправлении правосудия состоит в максимальной реализации процессуальных прав участника гражданско - правового спора. В данном случае судьей Ивановой Ю.В. демонстрируется  все с точностью до наоборот - все известные права заявителя игнорируются, а функция защиты от заявленных требований полностью принята  на себя.  Фактически гражданин был просто-напросто лишен районным судьей гарантированного Конституцией РФ своего права на судебную защиту.  Право на судебную защиту относится к основным неотчуждаемым правам и свободам человека. В Российской Федерации оно признается и гарантируется согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией Российской Федерации (статья 17, части 1 и 2; статья 46, часть 1 Конституции Российской Федерации). Международным пактом о гражданских и политических правах (статья 14), Всеобщей декларацией прав человека (статьи 7, 8 и 10) и Конвенцией о защите прав человека и основных свобод (статья 6) установлено, что все равны перед законом и судом и каждый при определении его гражданских прав и обязанностей имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок компетентным, независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. По смыслу этих положений, право на судебную защиту предполагает наличие конкретных гарантий, которые позволяли бы реализовать его в полном объеме и обеспечить эффективное восстановление в правах посредством правосудия, отвечающего требованиям справедливости.

   Такой гарантией применительно к гражданскому судопроизводству является, в частности, закрепленное в статье 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации положение об осуществлении судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон. Принцип состязательности и равноправия сторон как один из основных в гражданском судопроизводстве  суд реализует как на основании прямого указания процессуального закона, его смысла, так и на основании возникшей в ходе рассмотрения дела необходимости, обусловленной задачами гражданского судопроизводства, сформулированными в статье 2 ГПК Российской Федерации, причем независимо от того, инициировано ли соответствующее процессуальное действие лицами,  участвующими  в деле, поскольку  из части  второй статьи 12 ГПК Российской Федерации следует, что именно суд, сохраняя независимость, объективность  и  беспристрастность,   осуществляет   руководство   процессом,  создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел.

 

   Изложение фактов злоупотреблений должностными полномочиями судьи Ивановой Ю.В. в ходе ее профессиональной деятельности и их правое обоснование.

 

1.Незаконное вынесение судьей Ивановой Ю.В. определения от 8 ноября 2007г.

Указанным определением судья Иванова Ю.В. по надуманным основаниям отказала заявителю в   возбуждении гражданского дела против указанной федеральной службы.

Согласно текста указанного судебного постановления, основанием к его вынесению явилось несоблюдение подателем заявления требований ряда норм процессуального права в части указаний сведений о его месте жительства и представления «надлежащих» доказательств к исковому заявлению.

 

 Мотивы представленного судьей Ивановой Ю.В. решения:

1.  «Не указан адрес проживания представителя, подписавшего заявление»;

2. «Не представлен оспариваемый ответ(представленная ксерокопия не заверена надлежащим образом и документом в соответствии со ст. 71 ГПК РФ не является)»;

3. «Не представлены документы в подтверждение изложенных в заявлении обстоятельств - свидетельство о собственности(представленная ксерокопия не заверена надлежащим образом и документом не является).

   Данное решение - образец правового нигилизма его автора и свидетельство отсутствия необходимых признаков профессиональной пригодности.

   Вынесение судом  определения  под названием «об оставлении без движения» не соответствует правилам и нормам указанного вида судопроизводства - производство по делам об оспаривании действий органов государственной власти, органов местного самоуправления и их должностных лиц. В соответствии со ст. 254 ГПК РФ, регламентирующей первоначальные действия заявителя в рамках данного вида судопроизводства, подача письменного обращения в суд не связывается какими-либо требованиями законодателя к его форме и содержанию. В отличие, например, от других глав третьего раздела источника процессуального права(гл.24, 27, 28 и др.). Так, в части 5 ст. 251 ГПК РФ законодатель указывает: «заявление об оспаривании нормативного правового акта должно соответствовать требованиям, предусмотренных статьей 131 настоящего Кодекса, и содержать … .». Аналогичные требования мы находим в статье 263 ГПК РФ(Порядок рассмотрения и разрешения дел, рассматриваемых судом в порядке особого судопроизводства). Ряд норм процессуального права в силу заложенных законодателем предписаний так и называются: «Содержание заявления… .» (ст.ст.267, 270, 277, 282 ГПК РФ и др.). Объем и характер разрешаемых судом споров  возлагают законом(!) на заявителя дополнительные обязанности - прилагать к заявлению необходимые документы(ст.ст.271, 302, 314 ГПК РФ и др.).  Что  же касается судопроизводства в рамках гл. 25 ГПК РФ, то каких-либо требований к содержанию заявления и представлению необходимых(очевидно - по мнению суда!) документов к нему, законодатель не указывает. Это значит, что и содержание заявления, и перечень прилагаемых к нему документов, определяется исключительно подателем письменного обращения в суд.

 «Не указан адрес проживания… .».

  Этот и последующие обнаруженные судьей Ивановой Ю.В. недостатки заявления Холкина В.М. я буду рассматривать с позиции автора обжалуемого определения - с позиции оценки поданного заявления как искового заявления.

   Действительно, как указывает судья Иванова Ю.В., в исковом заявлении должны быть представлены  сведения  о  месте  жительства  представителя, если подателем иска выступает последний(ч.2 п.2 ст. 131 ГПК РФ). Но можно ли засвидетельствовать этим фактом наличие того обстоятельства, с которым законодатель связывает именно указанное правовое последствие? Иначе: насколько обнаруженный судьей недостаток в виде неуказания в заявлении сведений о месте жительства представителя служит препятствием для возбуждения гражданского дела в суде? Ответы на эти вопросы, безусловно, лежат в плоскости применения (точнее - толкования!) нормы процессуального права. Нормативные положения ст. 131 ГПК РФ(как впрочем, и остальные!) оцениваются в их объективной взаимосвязи, а также исходя из их места в системе норм, определяющих критерии разграничения основных процессуальных функций. То есть, необходимо сформулировать цели законодателя, чего он хочет добиться от определенных субъектов правоотношений. Смысл данного правового предписания заключается в одном-единственном - обеспечить надлежащее извещение  участника процесса о дате и времени судебного заседания! Об этом говорит нам совокупность ряда существующих норм, а также отсутствие какой-либо иной нормы, которая бы моделировала ситуацию, порожденную именно этим обстоятельством - отсутствием сведений о регистрации по месту жительства представителя истца(ст.ст.113-115 ГПК РФ). Лишь в момент возбуждения гражданского дела и возбуждения последующих стадий процесса (кассационное производство, надзорное производство)  законодатель упоминает о месте жительства участника процесса(в т.ч. представителя!) и связывает с ним определенные правовые последствия. Следовательно, предназначение данного требования одно - надлежащее извещение. Да и представить иное - просто невозможно. Правильному истолкованию данной нормы послужит и собственно диспозиция исследуемой нормы - категория «место жительства» указана наряду с категорией «наименование истца» через запятую. То есть, самостоятельного регулятивного свойства предписание законодателя об указании места жительства истца не имеет! По смыслу закона, по тому смыслу, который формируется в соответствии с представлениями основ законодательной техники, лишь при одновременном неуказании:  «наименование   истца,  его  места  жительства,  если  истцом является организация, ее место нахождения… .», суд вправе вынести определение об оставлении искового заявления без движения! Проще говоря: самостоятельного правового значения неуказание истцом своего места жительства в тексте письменного обращения в суд, не имеет.

   От уяснения предназначения нормы процессуального права нужно перейти к раскрытию собственно категории «место жительства», ибо она, судя по итоговому решению, явилась ключевым, определяющим в истолковании и последующем применении ст. 131 ГПК РФ. Понятие места жительства, с которым связан ряд прав и обязанностей граждан, (исключая право на судебную защиту!), раскрывается в ст. 20 ГК РФ, ст. 2 Закона РФ от 25 июня 1993 г. "О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации" и других нормативных актах. Регистрация не входит в это понятие и является одним из доказательств, отражающих факт нахождения гражданина по месту пребывания или жительства. В силу ст. 3 названного Закона РФ регистрация или отсутствие таковой не могут служить основанием ограничения или условием реализации прав и свобод граждан. Данное положение подтверждено и Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 4 апреля 1996 г. по делу о проверке конституционности ряда нормативных актов города Москвы и Московский области, Ставропольского края, Воронежской области, регламентирующих порядок регистрации граждан, прибывающих на постоянное жительство в названные регионы. Конституцией Российской Федерации установлено, что в Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией Российской Федерации (статья 17, часть 2); иностранные граждане и лица без гражданства пользуются в Российской Федерации правами и несут обязанности наравне с гражданами Российской Федерации, кроме случаев, установленных федеральным законом или международным договором Российской Федерации (статья 62, часть 3). Согласно статье 27 (часть 1) Конституции   Российской   Федерации   каждый,   кто   законно   находится   на   территории Российской Федерации, имеет право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства. Свою позицию по данному вопросу Конституционный Суд неоднократно представлял в своих решениях, подчеркивая закрепленный в Конституции РФ приоритет прав и свобод гражданина ( постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 4 апреля 1996 года, от 2 июля 1997 года, от 2 февраля 1998 года, определения от 7 октября 1998 года N 116-О, от 3 февраля 2000 года N 41О от 23.06.00г.). Еще проще: представитель - это всего-лишь представитель! В суд за защитой своих прав обращается не представитель, а его доверитель - гражданин, который считает, что действиями(бездействием) «нанятого государством» другого гражданина нарушены его права и свободы. Суд, следуя предписаниям Конституции РФ(ст.ст.46, 118, 120), не может ограничить  право гражданина на судебную защиту по причине неуказания его представителем сведений о регистрации по месту жительства. В конце концов, таковой у последнего может и не быть вовсе!

  Решение судьи Ивановой Ю.В. со ссылкой на указанный мотив существенно нарушены права моего доверителя. Нарушения представителя обернулись репрессией для его доверителя! Вне всякого права и социальных ориентиров общества поведение российского суда!

   Конституция РФ - Основной Закон нашего государства, гарантирует гражданам реализацию их права на судебную защиту(ст.46). Право на судебную защиту предполагает конкретные гарантии эффективного восстановления в правах посредством правосудия, отвечающего требованиям справедливости; из статьи 46 Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 19 (часть 1), 47 (часть 1) и 123 (часть 3), закрепляющими равенство всех перед законом и судом, право каждого на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом, и принцип осуществления судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон, следует, что конституционное право на судебную защиту - это не только право на обращение в суд, но и возможность получения реальной судебной защиты в форме восстановления нарушенных прав и свобод в соответствии с законодательно закрепленными критериями, которые в нормативной форме (в виде общего правила) предопределяют, в каком суде и в какой процедуре подлежит рассмотрению конкретное дело, что позволяет суду (судье), сторонам, другим участникам процесса, а также иным заинтересованным лицам избежать правовой неопределенности в этом вопросе (см. в т.ч. Постановление КС РФ от 20 февраля 2006г. N 1-П).

  Такой подход находит отражение и в практике Европейского Суда по правам человека, по мнению которого право доступа к правосудию является одним из неотъемлемых составляющих права на справедливый и беспристрастный суд.

  В своем решении по делу Голдер (Golder) против Соединенного Королевства (1975 год) Европейский Суд по правам человека подчеркнул, что "принцип, согласно которому спор гражданско-правового характера может быть передан в суд, относится к числу повсеместно признанных основополагающих принципов права; это справедливо и в отношении принципа международного   права,   который   запрещает   отказ  в правосудии... . Было бы немыслимо, чтобы пункт 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод содержал подробное описание предоставляемых сторонам процессуальных гарантий в гражданских делах и не защищал бы в первую очередь того, что дает возможность практически пользоваться такими гарантиями - доступа к суду. Такие характеристики процесса, как справедливость, публичность, динамизм, лишаются смысла, если нет самого судебного разбирательства" (пункт 35). Приняв на себя международные обязательства в рамках указанного договора (Конвенция!), Российская Федерация призвана обеспечить своих граждан  эффективными средствами восстановления нарушенных прав, как того требует статья 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Из этого  исходит в  своей практике Европейский Суд по правам человека, который неоднократно указывал на то, что данная статья гарантирует доступность на национальном уровне средств правовой защиты для осуществления материальных прав и свобод, установленных    Конвенцией,    независимо    от    того,    в    какой    форме    они обеспечиваются в национальной правовой системе; средства правовой защиты должны быть "эффективными" в том смысле, что они должны предотвращать предполагаемое нарушение или его прекращать, равно как и предоставлять адекватную компенсацию за уже произошедшее нарушение (постановления от 26 октября 2000 года по делу "Кудла (Kudla) против Польши", от 30 ноября 2004 года по делу "Кляхин (Klyakhin) против Российской Федерации" и др.).

 

   Непредставление истцом доказательств (в т.ч. представление «ненадлежащих доказательств»).

   Позиция, лишенная как правового, так и логического обоснования.

  Как было указано мною выше, в современном гражданском процессе обозначено усиление начал диспозитивности, характеризующиеся предоставлением субъектам материально-правовых и процессуальных отношений большей свободы в распоряжении своими материальными и процессуальными правами. Порядок составления письменного обращения в суд (форма и содержание искового заявления) указаны законодателем в статье 131 источника гражданского процессуального права.  В соответствии с упомянутой нормой, в тексте искового заявления должны содержаться обстоятельства, на которых основывает свои требования истец, а также доказательства, подтверждающие эти обстоятельства. Буквальное толкование исследуемой нормы процессуального права  позволяет сделать вывод о том, что законодатель  не требует от подателя обращения в суд представлять доказательства непосредственно в момент своего обращения. Законодатель требует от заявителя лишь указать об этих самых доказательствах в тексте искового заявления («В исковом заявлении должны быть указаны:…» - ч.2 ст. 131 ГПК РФ).

   Под доказательствами, в соответствии со ст. 55  ГПК РФ,  понимаются сведения о фактах, полученные из объяснений сторон, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, заключений экспертов. Объем и характер содержания представляемых доказательств определяются  инициативой участников гражданского спора и формируют, в конечном счете, предмет доказывания в каждом конкретном гражданском процессе. Под последним, в свою очередь, теорией гражданского процессуального права понимается совокупность фактов, подлежащих доказыванию – юридические факты основания иска и возражений против него (см. например, Клейман А.Ф. Основные вопросы теории доказательств в советском гражданском процессе. М.,1950г.С.33.; Лилуашвили Т.А. Предмет доказывания и распределения бремени доказывания между сторонами в советском гражданском процессе. М. 1961г. С.6-7). Собирание, исследование и оценка  доказательств происходит в целях познания искомых фактов(по терминологии законодателя: для установления наличия или отсутствия обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон – ст.55 ГПК РФ).  В соответствии с законом суд лишь вправе предложить участникам спора представить какие-либо доказательства. Требовать от участника гражданско-правового спора интересующие суд доказательства, законом не предусмотрено. При этом нужно особо подчеркнуть - любая оценка судом доказательств по делу происходит лишь в рамках возбужденного гражданского дела, т.е.   на  более  поздних  стадиях  процесса,  нежели  на  стадии  подачи иска(стадия возбуждения гражданского дела!).  Доказательства, на которые ссылается участник спора - есть основание  его иска. В соответствии со ст. 39 ГПК РФ основание иска (его объем и содержание!) вправе изменить (в т.ч. установить!) лишь истец. Суд такими полномочиями законодателем не наделен. В заключении вновь обращаюсь к авторитетному(по крайней мере для районного судьи!) мнению юристов.

«Ни данными, ни иными нормами ГПК РСФСР не установлена обязанность представлять доказательства в суд одновременно с подачей искового заявления. В необходимых случаях после принятия искового заявления, т.е. после возбуждения гражданского    судопроизводства,    суд    по    просьбе    сторон   истребует  от  граждан и организаций письменные и вещественные доказательства (пункт 8 части первой статьи 142 ГПК РСФСР)»  -  из определения Конституционного суда РФ  от  23.04.02г. (№78-0).

 

 Введением нового закона(ГПК РФ) позиция по исследуемому вопросу в Конституционном Суде России не изменилась:

«Согласно пунктам 4 и 5 части второй данной статьи в исковом заявлении должны быть указаны, в чем заключается нарушение либо угроза нарушения прав, свобод или законных интересов истца, его требования, а также обстоятельства, на которых истец основывает свои требования и доказательства, подтверждающие эти обстоятельства. Ни данными, ни иными нормами Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не закреплена обязанность представлять доказательства в суд одновременно с подачей искового заявления» - из Определения Конституционного Суда РФ от 25 января 2007г. об отказе к рассмотрению жалобы гражданина Романова Александра Александровича на нарушение его конституционных прав пунктами 2, 4 и 5 части второй статьи 131 и статьей 132 Гражданского процессуального кодекса РФ(№ 62-0-0).

 

   Представление необходимых доказательств (в т.ч. «недостающих» - по мнению судьи!), осуществляются не на стадии предъявления иска, а на стадии подготовки дела к слушанию (ст. ст. 148-150 ГПК РФ). Именно после возбуждения гражданского дела истец передает ответчику имеющиеся в его распоряжении доказательства, заявляя перед судом ходатайства об истребовании других (ч. 1 ст. 149 ГПК РФ). Именно в ходе подготовки дела к судебному разбирательству судом разрешается вопрос о представлении необходимых  доказательств  сторонами (ст. 148 ГПК РФ).  Отсутствие  в  тексте искового заявления каких – либо сведений по существу спора не может служить основанием для признания предъявленного иска несоответствующим ст. 131 ГПК РФ. Вполне очевидно - незнание этих правил гражданского процессуального права работником судебной власти никак не может

  Вне всяких юридических  установок представляется судьей Ивановой Ю.В. суждение о так называемых «ненадлежащих» доказательствах в сочетании со ст. 71 ГПК РФ. На самом деле, в соответствии с источником гражданского процессуального права удостоверение подлинности представляемых сторонами доказательств происходит судом исключительно в рамках возбужденного гражданского дела(ст.ст.56-67 ГПК РФ). При подаче искового заявления никаких подлинных документов заявители(а не стороны!) суду не представляют - не предусмотрено ГПК РФ! Такого понятия в гражданском процессуальном праве как «подлинность документов», на стадии возбуждения дела не существует вовсе. Подлинность документов суд удостоверяет  исключительно в рамках судебного разбирательства, т.е. после возбуждения гражданского дела! Никаких «надлежаще заверенных» письменных ответов госслужащих гражданину в гражданском процессе России не существует вовсе! Статья под номером 71 ГПК РФ, которую указывает судья Иванова Ю.В., называется: «Письменные доказательства» и, следовательно, ее правила применяются исключительно при представлении сторонами(а не заявителями!) этих самых доказательств суду. Причем -  исключительно в рамках стадии судебного разбирательства! Проявленные судьей Ивановой Ю.В. знания по своей рабочей специальности, их качество, невольно указывают об ограниченных возможностях судьи решать поставленные перед нею государственные задачи - правильно и быстро разрешать гражданско-правовые споры.

 

2. Незаконное вынесение судьей Ивановой Ю.В. определения от 8 ноября 2007г.

Указанным решением судья Иванова Ю.В. вторично отказала заявителю в возбуждении гражданского дела против местного органа исполнительной власти по тем же надуманным основаниям и со ссылками, не имеющими юридической природы своего происхождения. Умысел и злонамеренный характер действий судьи Ивановой Ю.В. более чем очевиден - к моменту вынесения указанного решения судья Иванова Ю.В. уже ознакомилась с поступившей частной жалобой представителя заявителя на предыдущее определение от 08.12.07г. и имела все возможности осмыслить и понять подробно изложенные  в ней правовые позиции по исследуемому вопросу - вопросу «надлежащих доказательств» в гражданском   процессе.   Систематичность   нарушений  закона  и  открытое  игнорирование

правил своей профессии - яркое доказательство несоответствия занимаемой должности служителя Фемиды.

 

3.Судьей Ивановой Ю.В. нарушается правило ст. 136 ГПК РФ - принимаемые процессуальные решения направляются не в адрес подателей иска(заявления), а в адрес самих истцов(заявителей), что существенно ограничивает возможности самих заявителей на обжалование незаконных решений.

 

4.Судьей Ивановой Ю.В. игнорируются основополагающие функциональные принципы гражданского процесса - диспозитивности, состязательности и равноправия сторон.

Несмотря на ясность заявленного предмета настоящего спора, судья Иванова Ю.В. указывает свой, тот, который хочется видеть и рассматривать в данном процессе - об оспаривании действий руководителя МТУ Ростехнадзор. Ни в заявлении Х… В.М., ни в устных пояснениях не указывается руководитель данного ведомства в качестве причинителя вреда. Везде заявитель указывает данный  должностной орган в качестве того лица, действия которого оспариваются.  Судья же Иванова Ю.В. просто-напросто «не замечает» этого, указывая в судебных документах совершенно другое лицо - руководитель МТУ Ростехнадзора.

Ярким свидетельством ненадлежащего исполнения своих должностных обязанностей в ходе судебного разбирательства и неприкрытого дилетантства выступают неоднократно повторяющиеся вопросы судьи Ивановой Ю.В. заявителю и собственные заявления по существу дела. Их содержание само говорит за себя:

 

-«В своем заявлении как Ростехнадзор или как конкретного должностного лица»?

- Вы просите признать как органа?

- «К сожалению,(!) в этом ответе не написано то, что написано в возражениях».

- «Какой интерес Вы имеете к этой котельной»?

-«Может Вам повторно обратиться в эту службу, указать то, что Вы хотите»?

-«Если документация отсутствует, как ответ может быть незаконным»?

-«Вам что препятствует еще раз обратиться и получить ответ»?

-«Может быть Вы  сделаете что-то другое…откажетесь от этого заявления, повторно обратитесь»?

 диалог:

Судья - Какую информацию Вы хотите узнать?

Заявитель - всю.

Судья - Это не ответ.

- «В этом заявлении не указано какое отношение Вы имеете к этой газовой котельной…не указано какой Вы имеете интерес»?

-«Скажите пожалуйста, по Вашему мнению, какие Ваши права нарушены»?

«В силу присущего данному виду судопроизводства начала диспозитивности, эффективность правосудия по гражданским делам обусловливается в первую очередь поведением сторон как субъектов доказательственной деятельности; наделенные равными процессуальными средствами защиты субъективных материальных прав в условиях состязательности процесса (статья 123, часть 3, Конституции Российской Федерации), стороны должны доказать те обстоятельства, на которые они ссылаются в обоснование своих требований и возражений (часть первая статьи 50 ГПК РСФСР), и принять на себя все последствия совершения или несовершения процессуальных действий; при этом суд, являющийся субъектом гражданского судопроизводства, активность которого в собирании доказательств ограничена, обязан создавать сторонам такие условия, которые обеспечили бы возможность реализации ими  процессуальных  прав  и  обязанностей,   а   при   необходимости,  в  установленных законом случаях, использовать свои полномочия по применению соответствующих мер»(ОПРЕДЕЛЕНИЕ КС РФ от 9 апреля 2002г. N 90-О).            
  Судья в демократическом правовом государстве принадлежит к высшему слою общества и должен обладать такими качествами, как самокритичность, стремление к профессиональному самосовершенствованию, умение исправлять допущенные ошибки и критически воспринимать поведение других лиц. Судья, который ведет себя ненадлежащим образом, в первую очередь должен быть сам заинтересован в исправлении своего поведения, понимая, что престиж правосудия — вера народа в справедливость судебной системы, может быть подорвана именно его безответственностью и ненадлежащим поведением.

  Верхом безответственности судьи считаю ее действия по итогам судебного заседания 24 января 2008г. - т.н. отложение разбирательства дела. Действующим процессуальным законодательством (гл.25 ГПК РФ) не предусмотрено «отложение» судебного разбирательства по мотиву того, что судье непонятен предмет иска или нежелание заявителя «поменять» лицо, действия которого он оспаривает. Указанное процессуальное решение выносилось судьей Ивановой Ю.В. без соответствующего ходатайства представителя должностного органа и без обсуждения сторонами. Озвученное в судебном заседании определение «об отложении» также говорит само за себя - работник судебной власти просто-напросто не на своем месте: «В связи с тем, что заявление не соответствует требованиям гражданского процессуального законодательства - не указано действие какого должностного лица он обжалует, дело слушанием отложить»(см. ст. 169 ГПК РФ).

«В практике работы судов имелись случаи, когда судьи, допустившие серьезные нарушения закона, проявившие себя как неквалифицированные и не заслуживающие уважения специалисты, длительное время не лишались судейских полномочий, а иногда находили неоправданное сочувствие у своих коллег. 
   Съезд считает, что судейский корпус должен решительно избавляться от тех, кто случайно оказался в судейской мантии, кто бросает тень на высокое звание российского судьи» -
из П О С Т А Н О В Л Е Н И Я       VI Всероссийского съезда судей 2 декабря 2004г. «О состоянии правосудия в Российской Федерации                и перспективах его совершенствования».


"В основном в нашей судебной системе работают честные люди, на которых можно положиться. Однако, по-видимому есть и предатели. Их нужно выявлять и как можно скорее от них избавляться" -  Вениамин Яковлев.

 

5.Судьей Ивановой Ю.В. игнорируются правила предоставления сторонами доказательств и их признание судом в качестве таковых(ст.ст.57, 71 ГПК РФ).

В судебном заседании 24 января 2008г. представителем должностного органа был представлен документ - Положение о МТУ. Несмотря на ясность и понятность требований процессуального закона по порядку приобщения письменных доказательств к материалам дела, судья Иванова Ю.В. продемонстрировала свой «порядок» - без всякого обсуждения сторонами обозначенного вопроса приобщила документ, поданный рукою представителя должностного органа на руки судье Ивановой Ю.В. без всякого ходатайства. Без комментариев.

 «В своей  профессиональной деятельности и вне службы судья обязан соблюдать Конституцию Российской Федерации, руководствоваться Законом Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации" и другими нормативно-правовыми актами, правилами поведения, установленными настоящим Кодексом, общепринятыми нормами морали, способствовать утверждению в обществе уверенности в справедливости, беспристрастности и независимости суда.» - ст.1 Кодекса судейской этики(утв. VI Всероссийским съездом судей 2 декабря 2004 года).

 

 «Судья в любой ситуации должен сохранять личное достоинство, дорожить своей честью, избегать   всего,  что   могло  бы   умалить   авторитет   судебной   власти,  причинить   ущерб  репутации  судьи  и поставить под сомнение его объективность и независимость при осуществлении правосудия»(Статья 3 Кодекса судейской этики. Требования, предъявляемые к званию судьи).

 

 «Судья должен поддерживать свою квалификацию на высоком уровне, необходимом для надлежащего исполнения обязанностей по осуществлению правосудия»(Статья 7 -  Поддержание уровня квалификации, необходимого для осуществления полномочий судьи).

 

6.Судьей Ивановой Ю.В. игнорируются правила проведения судебного заседания(ст.ст.166, 169,174, 181, 189 ГПК РФ). В судебном заседании 24 января 2008г. единственно правильным действием судьи Ивановой Ю.В. было своевременное открытие судебного заседания и проведение подготовительной части судебного заседания. Все остальное - за границами представлений российского процессуального права.

 

7.Судьей Ивановой Ю.В. нарушаются правила извещения участников процесса - посредством телеграмм за несколько дней до судебного заседания(ст.ст.113-116 ГПК РФ). Подобная форма извещения не может признаваться надлежащей по причине отсутствия возможностей получения судом сведений о действительном извещении адресата. К тому же, 2-3 дня - явно недостаточный срок для подготовки участника к судебному разбирательству.

 

«Европейский Суд также не оставляет без внимания то, что судебное извещение о заседании, назначенном на 12 сентября 2002г., было направлено заявительнице всего за неделю до судебного заседания. При данных обстоятельствах Европейский Суд не убежден в том, что национальные органы уведомили заявительницу о заседании суда кассационной инстанции таким образом, чтобы предоставить ей возможность присутствовать в нем и подготовиться к рассмотрению дела.

19.Европейский Суд напоминает, что он неоднократно устанавливал нарушения пункта 1 статьи 6 Конвенции в делах, где возникали аналогичные вопросы тем, которые возникли в данном деле (см. Постановления Европейского Суда по делу «Яковлев против Российской Федерации» (Yakovlev v. Russia) от 15 марта 2005г., жалоба № 72701/01, § 19 etseq., по делу «Грошев против Российской Федерации» (Groshev v. Russia) от 20 октября 2005г., жалоба № 69889/01, § 27 etseq., и по делу «Мокрушина против Российской Федерации» (Mokrushina v. Russia) от 5 октября 2006г., жалоба № 23377/02, § 20 etseq) - из Постановления Европейского Суда от 3 мая 2007г. «Прокопенко против РФ», Жалоба № 8630/03.

 

8. Общий итог «судейства» судьи Ивановой Ю.В. бесспорно свидетельствует о фактах систематичности злоупотреблений властью представителем судебного учреждения. Поведение районного суда  противоречит и взятым Российской Федерацией международным обязательствам в сфере отправления правосудия (ст. ст. 6, 13, 17 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод).  Противодействия должностных лиц органов судебной власти правам гражданина никак не может подтверждать приверженность государства – члена Совета Европы, взятым на себя обязательствам создавать условия для реализации прав на эффективные средства правовой защиты в государственном органе, а также не может служить доказательством борьбы официальных властей с фактами злоупотребления правами («Ничто в настоящей Конвенции не может толковаться как означающее, что какое-либо государство, какие-либо группы лиц или какое либо лицо имеет право заниматься какой бы то ни было деятельностью или совершать какие бы то ни было действия, направленные на упразднение прав и свобод, признанных в настоящей Конвенции, или на их ограничение в большей мере, чем это предусматривается в Конвенции» - ст. 13 Конвенции).

 

 

 

 

 

«31» января 2008г.                                                                                                                Романов А.А.

http://www.romanovaa.ru/zayavlenie_otvod_2
Записан

Страниц: [1]   Вверх
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Powered by SMF 1.1.21 | SMF © 2015, Simple Machines
 
Valid XHTML 1.0! Valid CSS!